Полина Щеглова

Полина Щеглова,
колумнист

«Он тебе не подходит, ты точно найдешь себе получше», – такой совет мы обычно даем лучшей подруге, когда очередной перспективный кандидат исчезает где-то в пространстве Вселенной. Мы прикидываемся женской версией Карла Юнга, которая все знает про философию чувств и трезво размышляет, почему же любая сильная влюбленность – это как встреча с самой собой. Но разумный подход к эмоциям рассеивается как дым, как только вы сами «западаете» на кого-нибудь и начинаете говорить стихами, а мыслить мелодраматичными сценариями. И так до тех пор, пока ваш предмет любви неожиданно не перестанет отвечать на сообщения в WhatsApp. Окей, если любовь – это так прекрасно, как пишут в книжках, то почему именно у нашего поколения не получается влюбиться без боли, самоедства и страданий?

Мы устали быть несчастными в любви

Одно дело, когда читаешь про все это в литературных романах и переживаешь за главного героя или героиню, лениво натягивая на себя любимый домашний плед. И совсем другое дело, когда сердечные переживания доходят до тебя самой и начинаются все эти типичные признаки того, что ученые называют «любовной зависимостью»: желудок сводит до полного исчезновения аппетита, по ночам просыпаешься по три раза с мыслями о нем, на работе сосредоточиться не удается, и голова в целом работает как низкокачественный подержанный ноутбук китайского производства. Проходишь через эту агонию один раз, второй, и потом… уже как-то не тянет.

Почему нашему поколению так тяжело влюбиться?

Нам кажется, что нам никто не подходит

Миллениалы принадлежат к поколению, которое мнит себя самым лучшим. Все остальные поколения воевали, нуждались, депрессовали и рожали по пять детей до 25 лет, а мы, такие классные, путешествуем, знакомимся, читаем умные книжки по психотерапии и выглядим как минимум на десять лет моложе реального возраста. А уж селфи с фильтрами какие крутые получаются: идеальные кожа, волосы, ресницы и губы, как у недальней родственницы семейки Кардашьян. Нам в руки упало столько возможностей, что мы слегка потерялись, что со всем этим делать. И главное, «кому такая красота достанется» – это первый вопрос, который рождает у нас сомнения на любом первом свидании.

Мы откровенно путаем сексуальное влечение и влюбленность

Про любовь пока даже и зарекаться не будем. А как вам такое мнение: «Мне с ним очень классно в постели, думаю, мы подходим друг другу». Открыв для себя секс как нечто вроде приятного воскресного фитнеса с любым адекватным красавчиком и испробовав на себе, что же означает пикантное «быть друзьями с привилегиями», мы логичным образом обернулись в сторону влюбленности. И обнаружили, что растерялись: как отличить одно от другого, где проводить границу и, главное, способны ли мы влюбиться, если нас совершенно не влечет к человеку сексуально?!

Мы «подсели» на бесконечный поиск

Приложения для знакомств – увлекательная игрушка современных одиноких. Хотя, стоп, как называть человека одиноким, если у него или у нее только на этой неделе намечено уже четыре свидания? И прежде чем вы радостно прокричите подружке в телефон: «Похоже, я влюбилась!» – вы же устроите серьезный кастинг для претендента. И не факт, что он пройдет его, как и следующий кандидат. Ведь кажется, что за углом вас ждет кто-то намного лучше…

Почему нашему поколению так тяжело влюбиться?

Нам лень меняться ради любви

Последними людьми, которые уповали на то, что надо строить любовь, были участники реалити-шоу «Дом-2». И то у них для этого была недвижимость в качестве мотиватора и главного приза. Сегодняшним 30-летним все сложнее уговорить себя трудиться в поте лица на «стройке любви». Мы предпочитаем строить карьеру, социальную жизнь или дженгу с друзьями в выходные, а не искать компромиссы. Даже если мы не разучились влюбляться, мы уж точно ленимся любить, потому что ради этого приходится перекраивать свое расписание, привычки и холостяцкий юмор. И не верьте тем, кто рассказывает вам про волшебное совпадение половинок: над отношениями работают все, просто некоторые желают «припудрить» это дело магией.