Мария Панова

Мария Панова,
врач-невролог, топ-блогер ЖЖ

Неврологам и психиатрам регулярно приходится отвечать на вопрос: «Доктор, правда ли, что мы используем свой мозг всего на десять процентов? И как использовать его на все сто?» Кардиологи никогда не жалуются, что пациенты просят их научить использовать возможности своего сердца на 100 %. А пациенты гепатолога не настаивают на разгоне печени на полную катушку. Отчего-то только мозг считается сверхмощным органом, который по непонятным причинам используется нами лишь частично.

Разумеется, это миф. Эволюция работает так, что никогда в природе не появляется ничего избыточного. Мозг, легкие, сердце, печень – все эти органы рассчитаны на определенную нагрузку. В состоянии покоя обмен веществ в них снижается, и «обороты» также немного уменьшаются. Но эти органы могут выдержать и некоторые «внештатные ситуации», когда нагрузка чуть больше, чем обычно. А 90 % нервных клеток-бездельниц – расточительство энергии, которое невозможно встретить в природе.

Так откуда взялся миф про чрезмерно развитый от рождения мозг у всех людей? Почему некоторые до сих пор считают, будто бомж Вася с алкогольным поражением мозга и разрушительными для его личности последствиями регулярных возлияний может в минуту восстать, будто птица Феникс, если дать ему одну-единственную специальную таблетку (или, еще лучше, нажать на определенную акупунктурную точку, известную только светилам китайской медицины)? И что можно сделать, чтобы заставить работать свой мозг на максимальных скоростях?

Мозг не мраморная статуя

Этот орган пластичен, он изменяется в течение всей жизни. Самый стремительный рост связей между нервными клетками происходит у ребенка до трех лет. Далее начинается корректировка полученного опыта: очевидно, что двухлетка и подросток очень сильно отличаются в потребностях, навыках и способах взаимодействия с окружающими. Это происходит благодаря синаптической обрезке. Если бы не она, черепная коробка не смогла бы вместить в себя бесконечно множащиеся нейронные связи, часть из них была бы безвозвратно заброшена (а с точки зрения эволюции кормить структуры, которые не приносят пользы, – провальная стратегия), и мозг действительно был бы активным едва ли на 10 %. К счастью, этого не происходит: связи между нервными клетками, которые не используются, удаляются. А те, которые нужны и постоянно находятся в работе, наоборот, укрепляются. Процесс этот происходит непрерывно.«Мы используем свой мозг всего на 10 %»: правда или миф?

Кстати, несносное поведение подростков исследователи связывают именно с погрешностями синаптической обрезки. 13–16 лет – возраст, когда в мозге происходят масштабные работы, сопоставимые с уборкой по методу Мари Кондо в доме какого-нибудь патологического накопителя хлама. И только в последнюю очередь «уборка» доходит до префронтальной коры, которая отвечает за самоконтроль, планирование и социально приемлемое поведение.

Именно поэтому подростки так часто игнорируют домашние обязанности, демонстрируют полное отсутствие интереса к своему образованию, будущему и не готовы вкладываться в что-либо, что не приносит сиюминутных выгод. Мантра «Синаптическая обрезка скоро дойдет до префронтальной коры» поможет родителю пережить этот сложный период у своего чада.

Что посеешь, то и пожнешь

Многие исследователи сравнивают мозг с садом. Невозможно получить участок земли с уютным домиком и ухоженными фруктовыми деревьями, в тени которых стоят удобные скамейки, и где по извилистым дорожкам так приятно бродить в знойный полдень, если не ухаживать за всем этим. Сад будет настолько прекрасен, насколько вы готовы в него вложиться: деньгами, силами и временем.

С мозгом та же история: не получится стать сверхчеловеком в одну секунду. И даже за месяц это вряд ли выполнимо. Но если взращивать полезные привычки, культивировать регулярные занятия творчеством, спортом, изучением языка, то можно получить роскошный «сад», богатый нейронными связями. Чаще всего он оказывается даже лучше, чем ожидалось. Это связано с тем, что работа над одним навыком неочевидным образом задействует работу нервных клеток из смежных областей. Регулярное чтение научных статей на английском тренирует клиническое мышление врача. Занятия танцами делают игру актера более глубокой и талантливой. А наблюдение за птицами в парке вместе с первоклашкой развивает не только его память, но и возможность связно излагать свои мысли.

«Мы используем свой мозг всего на 10 %»: правда или миф?

Когда мозг «молчит»

Единственный случай, когда какая-то область мозга «молчит» и совсем не используется, связан с необратимым повреждением. Предполагается, что заблуждение об огромных ресурсах мозга возникло где-то в начале XIX столетия. Ученые были ограничены в возможностях: еще не существовало функциональной МРТ (метод, который позволяет увидеть активность разных зон мозга в режиме реального времени), электронных микроскопов и генетических анализов. Поэтому все, что они могли, – наблюдать за пациентами, у которых случалось серьезное поражение какой-либо части мозга. А пациенты попадались очень интересные.

В 1848 году рабочий железной дороги Финеас Гейдж занимался прокладкой путей. И вдруг произошел взрыв, железный лом взлетел в воздух и вонзился рабочему прямо в голову. Он задел левую лобную долю, так как вошел чуть ниже глазницы, а вышел на границе лобной и теменной костей слева. Гейдж не только не погиб, он быстро оправился от травмы, сопутствующей ей инфекции и даже продолжил работу. Однако его поведение изменилось: он стал забывчивым, импульсивным, мыслил поверхностно и утратил способность что-либо планировать наперед. В учебниках истории медицины обязательно упоминается печальная реакция его близких: «Это больше не Гейдж». Железный лом сохранил мистеру Гейджу жизнь, но навсегда забрал с собой его уникальную личность. Этот случай стал началом изучения роли лобных долей в нашем поведении и мыслительных способностях.

Удивительная история Финеаса Гейджа убедила исследователей: мозг может творить чудеса, восстанавливаться буквально из небытия. А если повреждения мозга обратимы, то где-то есть волшебная кнопка, которая запускает удивительный процесс восстановления? И раз это так, значит, ее можно найти и у здорового человека?

«Мы используем свой мозг всего на 10 %»: правда или миф?

К сожалению, это не так. Возможности мозга к восстановлению после тяжелых повреждений ограниченны. И они тем меньше, чем старше человек. Если медицине известны случаи, когда трехлетний ребенок восстанавливался после удаления правого полушария мозга и не особенно отличался от своих сверстников в развитии, то для взрослого человека такое оптимистичное завершение истории болезни невозможно. «Волшебной кнопки», которая в один миг отращивала бы в мозге утраченные функции или превращала (хотя бы на денек) обычного человека в гениального математика, не существует. Возможно, это звучит грустно. Впрочем, в этом факте есть и оптимистичная сторона.

Да, ваш мозг работает на все сто, подобно тому, как трудятся ваше сердце или мышцы. Но мозг, точно так же как и мышцы, можно «накачать» при помощи тренировок. И пусть вы не будете, подобно Шекспиру, писать гениальные сонеты. Зато читать и понимать все тонкости мысли Шекспира в оригинале вполне достижимая цель.