Может быть, на прошедших Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро мы триумфаторами по медалям так и не стали, но зато, по мнению модных журналов, мы всё же всех обошли. Но не в том, что касается рекордов, а в дизайне спортивной формы, которая неожиданно (в особенности для нас самих) вдруг покорила всех. Так что зря мы так активно критиковали нашу форму, когда ее только-только представили публике: оказалось, что в глазах западных модных критиков у нее нашлось аж три успешных слагаемых – это авангардизм, спорт и кириллица, которая неожиданно становится актуальной тенденцией. С чего бы вдруг наши никому не понятные буквы стали всем вдруг так интересны?

kirillica1 Наши на волне: как <br>кириллица превратилась <br>в модную фишку?</br>

kirillica2 Наши на волне: как <br>кириллица превратилась <br>в модную фишку?</br>

До того как в моду вошел русский шрифт, необычные слова на одежде писали разве что иероглифами, и для зарубежных фанатов необычных вещей они имели примерно такое значение: мол, приобретаешь себе футболку, где что-то написано на языке, на котором вокруг тебя никто не говорит, и чувствуешь себя крутым или крутой. Тут, правда, сразу же вспоминаются интернет-мемы с мужчинами в футболках с дурацкими надписями на английском и комментарием «Иногда все же лучше учить языки» или американские боевики про коварных русских, где частенько встречаются комично-несуразные надписи на кириллице.

Но, похоже, люди, что носят одежду в стиле ugly chic, которому сегодня лучшее определение даст творчество Демны Гвасалии для Balenciaga и его одноименной марки, совершенно не боятся недопонимания. Потому что если уж ты надел на себя наспех обрезанные джинсы, толстовку на два размера больше и свитер с дырками, то вряд ли какие-либо «трудности перевода» с окружающими тебя сильно напрягут. Известный в узких, но «правильных» кругах западной моды наш дизайнер Гоша Рубчинский, а потом и обласканная комплиментами наша олимпийская форма подоспели в тот момент, когда всем снова захотелось возвращения нормкора в моду, но на этот раз под другим соусом – спортивным, чуточку мелодраматичным как все французские фильмы-«социалки» про жизнь подростков на окраинах, и всем понятным, непретенциозным. Крупнокалиберные кириллические надписи у того же Рубчинского – это порой единственный визуальный трюк, который он осуществляет с вещью, а в остальном это просто та же толстовка или футбольный шарф, что вы и у папы в гараже могли бы найти.

Нам как соотечественникам должно быть приятно, что современные российские марки таким образом выходят на западный уровень. Да, пусть со стороны такой буквенный дизайн кажется глуповатым (ну ладно, мы же просто с детства к этому алфавиту привыкли!) и простоватым, а бренды вроде Walk of Shame не хочется ставить в один ряд с той же Сергеенко, которую у нас искренне хвалят. Но дело здесь не в том, что что-то «хорошо», а что-то «плохо», а в том, что мы ведь привыкли за границу ездить в своих лучших вещах, делать легкий макияж даже на пляж, а к ужину спускаться на каблуках. Вот так же нам хочется, чтобы и русские дизайнеры отличались на Западе этими «красиво», «нарядно» и «со вкусом». Именно по этой причине в русскоязычном Интернете реакция на свитшоты и свитеры с кириллицей логично будет чаще негативной. Да, нам правда тяжело поверить в то, что за это кто-то платит огромные деньги, когда рядом на вешалке висит тот же нарядный Gucci, ну или Saint Laurent, к эпатажу которого все потихоньку привыкли.

Моду с таким нагло простецким подтекстом вообще оценить сложно, но, согласитесь, кажется трогательным тот факт, что где-то Россию любят за тот стиль, который в самой России ненавидят.