За последние полгода наши сферы интересов начали резко меняться: за курсом валюты и ростом цен на нефть мы сегодня следим с неменьшим интересом, нежели за неделями моды или выходами звезд на красную дорожку, а может, даже и большим. И не только мы! Этот глобальный тренд больше невозможно игнорировать, поэтому мы открываем новую рубрику «Финансы», в которой Юлия Демина, журналист, телеведущая и экономический обозреватель, будет консультировать нас по самым актуальным финансовым вопросам. На этой неделе подсчитываем наши потери в «санкционной войне».

Юлия Демина Мы зря страдаем без сыра, или По кому на самом деле ударило российское продовольственное эмбарго

Юлия Демина,
журналист, телеведущая и экономический обозреватель

Скоро будет год, как Россия наложила запрет на ввоз продуктов из Европы, США, Канады, Норвегии и Австралии. В черный список попали все страны, которые вводили экономические санкции в отношении российских компаний и отдельных наших соотечественников в прошлом году. Ответные санкции вступили в силу 7 августа 2014 года по указу президента Путина «в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Под запрет попали мясные и молочные продукты, рыба, овощи и фрукты, выращенные и произведенные в «странах-противниках». 9 миллиардов долларов США – в такую сумму оценивается суммарный годовой объем импорта, который попал под ответные санкции. Предполагалось, что российское эмбарго нанесет ощутимый урон экономике США и Европейскому союзу. Не вышло… Но об этом чуть позже.

А пока вернемся в 2014 год. По сравнению с 2013 годом в прошлом году импорт в Россию молочных и мясных продуктов сократился на 26%, а рыбных – почти на 50%. Прилавки в российских магазинах, особенно в дорогих супермаркетах, стали выглядеть куда скромнее. Местами даже началась паника. Гурманы требовали французские сыры и испанский хамон обратно. На помощь пришла Швейцария со своим элитным сыром (но гурманам он не понравился). Больше молока стала поставлять Белоруссия. Выросла доля Новой Зеландии и Аргентины в мясном импорте. Со всех сторон: и на улице, и на полосах газет, и с экранов федеральных телеканалов, и по радио, – вещали о развитии сельского хозяйства в России, об оздоровлении деревень, о субсидиях и льготных кредитах для фермеров. Те в свою очередь, наслушавшись больших обещаний, ринулись к кредиторам и стали скупать земли в надежде на то, что им дадут, наконец, заработать. И мы успокоились. Отечественный фермер прокормит.

giphy 1 Мы зря страдаем без сыра, или По кому на самом деле ударило российское продовольственное эмбарго

А цены подскочили. Резко. На продукты российского производства. Стоимость российского сыра сравнялась с ценой французского. Но только в цене. Не в качестве. Подорожала гречка. Спрашивается, почему? Гречки-то собрали видимо-невидимо. Обвинили во всем посредников. Наживаются, накручивают тарифы. Бедные фермеры несут убытки. Сетевики тоже обнаглели, поднимают ценник на продукты первой необходимости. Пока в дело вступила Федеральная антимонопольная служба, бахнул кризис. И бывший министр финансов РФ Кудрин заявил, что в связи с падением национальной валюты эмбарго стало «непродуктивно». И многие из тех, кто еще несколько месяцев назад хлопал в ладоши от восторга, призадумались. Но путь назад заказан. Что имеем? Кризис, девальвацию рубля, рост безработицы, падение уровня зарплат и взлетевшие цены на продукты первой необходимости.

dancing milk 680 Мы зря страдаем без сыра, или По кому на самом деле ударило российское продовольственное эмбарго

Главный удар ответные санкции нанесли не по Евросоюзу и США, как планировалось, а по нашему отечественному потребителю. Только за один год продовольственный ценник взлетел на 10–70% в зависимости от вида товаров. Вообразите, в начале этого года годовая продовольственная инфляция уже достигла 22%. А вот потребители стран Европы только выиграли от российского эмбарго. В целом за прошлый и этот год цены на продовольствие в Европе упали на 20–40%. Конечно, некоторые зарубежные производители понесли убытки. Им пришлось искать новые рынки сбыта и зачастую понижать цены. А вообще экономика Евросоюза зависит от экспорта сельхозпродуктов менее чем на 5%. И экспорт продуктов в Россию – это менее 1% всего экспорта Европы. Ничтожные цифры. Разве стоила игра свеч? Не оказало российское эмбарго значительного влияния на экономику США. Отказавшись от американской курятины, мы не нанесли ощутимого урона экономике США. Ущерб от российских антисанкций американцы оценили всего в $ 715 млн. Такую цифру озвучило Министерство сельского хозяйства США. Мы потеряли гораздо больше. В конце апреля президент Путин озвучил цифру в $ 160 млрд, друзья!

tumblr lhawd8m3mh1qz9dw1o1 500 Мы зря страдаем без сыра, или По кому на самом деле ударило российское продовольственное эмбарго

Столько недополучила российская экономика из-за ответных санкций. Нужно еще учесть, что наши западные «партнеры» перекрыли доступ для наших банков к рефинансированию на европейском рынке. Деньги стали для банков слишком дорогими. Потери России в санкционной войне – 8% ВВП. Даже при самом худшем раскладе у США и Европы всего 0,4%. ВВП этих стран превышает наш показатель почти в 20 раз. Вот и получается, что санкционная война – это угроза, в первую очередь, для России. И страдают от нее не США и Европа, а наши граждане. Мы с вами. Вывод? Необходимость искать дипломатический путь в вопросе отмены санкций назрела.