Мария Панова

Мария Панова,
врач-невролог, топ-блогер ЖЖ

Почему музыка Моцарта считается развивающей и вдохновляющей, а песни Оли Бузовой принято советовать как надежный способ побыстрее деградировать? Отчего учительницы литературы сетуют, что современная молодежь совсем не читает и вообще как будто отупела, в то время как мир каждый день узнает новых суперталантливых блогеров-подростков, которые не очень складно говорят, зато обладают прекрасным знанием своих наиболее выгодных ракурсов перед камерой? Правда ли, что для мозга полезны исключительно музыка Прокофьева и романы Толстого, а комиксы были вполне справедливо забракованы нашим министром культуры как способ развлечься исключительно «для тех, кто плохо умеет читать»?

Для начала разберемся, что такое здоровый мозг. Понятно, что это орган, лишенный признаков болезни, будь то воспаление, травма, дегенеративный процесс или какая-нибудь опухоль. Но здоровый мозг также должен эффективно приспосабливаться к меняющимся условиям среды. Это обеспечивается функцией нейропластичности – способностью перестраивать собственную архитектуру на молекулярном, клеточном и прочих уровнях.

Какие фильмы, музыка и книги полезны для мозга, а какие нет?

Какие фильмы, музыка и книги полезны для мозга, а какие нет?

Вопреки знаменитой книге Масару Ибуки в жанре нон-фикшн «После трех уже поздно», где автор вдохновенно рассказывает, будто только до трехлетнего возраста можно начать триумфальный путь к Нобелевской премии, сесть на шпагат и научиться кататься на роликах, ведь в четыре сразу наступают деградация, старость и маразм, все обстоит куда более оптимистично. Исследования показывают, что нейропластичность – способность мозга наращивать новые нейронные связи, перестраивать их, улучшать состояние миелина («электропроводки») нервных волокон, создавать новые нейроны и «клетки-спутницы», а также расширять сосудистую сеть для питания этого богатства, – сохраняется на протяжении всей жизни. И даже глубоко пожилой человек может улучшить состояние приспособительных опций своего мозга вместе с когнитивными функциями, настроением и удовлетворенностью своей жизнью.

Нейропластичность – основа высокого качества жизни. Исследования ученой Мэриан Даймонд в конце ХХ века показали, что мозг чувствует себя хорошо от пяти вещей: новизны, вызова, физических упражнений, сбалансированного питания и социальных связей. Благодаря этим исследованиям нейрофизиологи получили основу для дальнейших работ, которые помогли открыть много всего интересного. А госпожу Даймонд называют с тех пор в научной среде «матерью нейропластичности».

Те самые пять принципов счастливого мозга и определяют бесполезность или пользу разной музыки, фильмов, книг и прочих развлечений.

Если новый сериал заставляет задуматься о какой-то проблеме, посмотреть на нее под разными углами, решить сюжетную головоломку, то он полезен, потому что меняет к лучшему архитектуру мозга

Если видео несет только пассивный кайф, заставляя нас смеяться над чьей-то глупостью или пошлой шуткой, это просто источник «быстрого» дофамина. Не будем ханжами: нет ничего страшного в том, чтобы залипнуть в мультфильм со смешными котиками на пять минут. Но взять за правило давать мозгу что-то полезное каждый день вполне разумный подход. Эффект вызова основан на получении удовольствия от решенной задачи, то есть дофаминового подкрепления.

Какие фильмы, музыка и книги полезны для мозга, а какие нет?

Именно поэтому права учительница по литературе, которая сетует на родительском собрании, что нынешние школьники ничего не читают. Художественная литература несет в себе целых два «столпа нейропластичности» – новизну и вызов. Она заставляет работать непроторенные нейронные дорожки, вызывает неожиданные эмоции и мысли, заставляет ставить себя на место различных персонажей и задавать себе непростые вопросы. И неважно, будет это классика или что-то из современной прозы. Для мозга хороша любая задача, нравственная или математическая, и лучше всего будет та, что дается хуже. Поэтому так важно книжному червю иногда вспоминать задачки по школьной физике, а человеку с «техническими» наклонностями хотя бы изредка читать художественную литературу.

Но есть в сетованиях учительниц одна неточность. Современные подростки, которые не любят читать, неплохо владеют актерскими способностями и тоже умеют давать своему мозгу нестандартные задачи. Просто они далеки от чтения классической литературы. Например, челленджи по созданию креативных видео в «ТикТоке», когда подростки показывают свое, часто оригинальное видение сцен из известных фильмов. Новизну и вызов можно найти в любом действии, если использовать творческий подход.

Ироничное отношение большинства к авторам вроде Пауло Коэльо или Дарьи Донцовой вполне оправданно с точки зрения нейрофизиологии. Первый может дать вызов и новизну разве что олигофрену, а детективы второй имеют слишком очевидную разгадку и потому никак не влияют на нейронные связи. Впрочем, и то и другое может стать полезным материалом для чтения первоклассника: его мозгу все равно, какие слова складывать в предложения, лишь бы сформировался уверенный навык чтения.

Все в этом мире относительно, и для кого-то песня Ольги Бузовой может стать откровением. Никакого снобизма, важен лишь контекст. В конце концов, медитировать можно и под мантры, и под новый альбом Димы Билана. Под второй задача включить осознанность даже усложняется

Какие фильмы, музыка и книги полезны для мозга, а какие нет?

Какие фильмы, музыка и книги полезны для мозга, а какие нет?

С музыкой вообще все сложно. Это показывают исследования (Paraskevopoulos, 2012), которые подтверждают, что именно музыка является «мультисенсорной формой обогащения». В переводе на общечеловеческий язык это значит, что она способна задействовать сразу несколько областей мозга, требует навыка объединять звуковые и визуальные стимулы и понимать абстрактные правила. Возможно, именно это и является причиной «музыкальных мурашек», когда вы готовы бесконечно слушать новый трек. Исследования, проведенные с участием пожилых людей, показали, что регулярное прослушивание классической музыки вызывает эмоции, которые улучшают запоминание любой информации. Еженедельное прослушивание музыки в течение часа на протяжении полугода показало достоверное снижение тревожности и улучшение способности противостоять невзгодам (Hars et al., 2014).

Значит ли это, что нужно посещать исключительно концерты классической музыки, наслаждаться лишь признанными гениями литературы и смотреть только старое черно-белое кино? Разумеется, нет.

Факт в защиту современных технологий. Исследование с участием людей в возрасте 65 лет и старше показало, что чем меньше они пользовались компьютером, тем меньше был у них объем гиппокампа – структуры, ответственной за память (Silbert et al., 2016).

Это значит, что мир прекрасен во всех его проявлениях. И общение по скайпу с родственниками на другом континенте для пожилого человека ничем не хуже, чем привычные, знакомые и близкие корешки старых и любимых книг. Освоение современных технологий для пенсионера может стать целым событием, личной победой и окном в мир

Социальные сети также небесполезны. Потеря объема гиппокампа у пожилых людей зависит в большей степени от психического здоровья, а не от возраста. Депрессия значительно повышает риск развития когнитивных нарушений. Пожилые люди часто ограниченно подвижны, и это ухудшает возможности общения с соседями и друзьями в обычной жизни. Поэтому соцсети могут стать альтернативой для профилактики деменции. Есть и противоположные данные, которые говорят о том, что длительное пребывание онлайн повышает риск развития депрессии в связи с тем, что человек испытывает отчаянное чувство зависти, собственной неполноценности и как бы теряет связь с реальностью, воображая, будто мир населен исключительно красивыми, умными и успешными людьми. Становится понятно, что поиск золотой середины может быть не так прост. Интересно, что медитация и психотерапия делают человека более просоциальным, то есть увеличивают его общительность. Иными словами, сохранение здоровой самоиронии и критичный взгляд на альтернативную глянцевую реальность в соцсетях помогут найти друзей, стать счастливее и избежать разочарований.

Какие фильмы, музыка и книги полезны для мозга, а какие нет?

Каких-то полвека назад считалось, будто для мозга есть короткий «критический период» в детском возрасте, когда человек способен воспринимать полезную информацию. Она, мол, и определит густоту и эффективность нейронных связей, а после взросления на нее повлиять никак нельзя. Иными словами, раньше ученые были уверены, что предсказать, оболтусом или гением станет человек, можно к подростковому возрасту. И если не прочитал «Войну и мир» да не научился отличать Шуберта от Шопена годам к десяти (или, как считают радикально настроенные и плохо осведомленные авторы вроде господина Ибуки, к трем), пусть пеняет на себя: в перспективе маячат должность уборщика и ранняя деменция. Мэрион Даймонд впервые доказала, что это не так. И что нет никакого «критического периода» для мозга. Этот уникальный орган готов впитывать полезную информацию и новые впечатления, он побуждает нас обзаводиться приятными социальными связями в любом возрасте. Объем мозга уменьшается в среде, которая небогата на события и новые задачи, он вовсе не зависит от цифры в паспорте.

Проблема в том, что взрослые люди часто не имеют привычки пробовать что-то новое. Порой это сочетается с негативными ожиданиями от окружения и жизни в целом. И это единственное, что может стать препятствием на пути к счастливому мозгу.