Самые читаемые блогеры ЖЖ и авторитетные колумнисты в новой еженедельной рубрике SUNMAG.

KI_BELLA

KI_BELLA,
топ-блогер ЖЖ

Первый раз я вышла замуж в двадцать лет, с независимым видом наплевав на мамино робкое: «Леночка, оно тебе надо?» – в полнейшей уверенности, что там, за дверями ЗАГСа, меня ждет оно – большое девичье счастье.

Само счастье о том, что меня ждет, не знало. Нет, изредка оно помахивало рядом своими радужными крылышками. Со стороны мы смотрелись, это дооо (слово из модного сленга. – Прим. ред.). Миленькая рыженькая умничка из хорошей семьи, высокий брюнетистый хулиган, резко исправившийся, но и после исправления способный за свою миленькую и рыженькую постоять… Ключевое слово во всем этом – «со стороны».

На самом деле нам не о чем было говорить. Я раздражала его фырканьем на дворовую гопоту, ходившую в приятелях. Он раздражал меня полнейшей неспособностью к каким-либо видам интеллектуальной деятельности. Глупый детектив из серии «крутой мужик пишет для крутых мужиков», в котором автор нарочно старался не использовать сложносочиненных и сложноподчиненных предложений – вдруг читатели не поймут, мой прекрасный супруг мучал два месяца. Два месяца, Карл!

И однажды, сидя над его работой по английскому языку, я поняла: достало. У нас разные интересы, разные друзья, разное понимание того, как весело провести свободное время… Мы совершенно разные, известный слоган «И все-таки мы вместе!» вызывает скорее горький смех, чем улыбку.

Чуть позже вспомнилось старое слово – «мезальянс».

Чем заканчиваются неравные браки?

Да-да-да, я помню, что в строго сословном обществе мезальянсом назывался неравный брак, в результате которого один из партнеров имел возможность подняться на ступеньку выше.

В двадцать первом веке социальные границы практически стерты, и старое слово постепенно обретает новое значение даже против нашей воли. Сейчас мезальянс – это скорее брак людей, неравных в своем интеллектуальном и психологическом развитии.

Брак мучительный и несчастный, потому что в нем идет постоянная борьба, когда один из супругов пытается поднять другого до своего уровня, а второй – опустить. Ведь рано или поздно – при этом скорее рано, чем поздно, – приходит понимание: без него, без этого самого объединяющего знаменателя, делать вместе просто нечего. И если поначалу глаза застят влюбленность и страсть, то постепенно эта славная парочка уступает место быту. А быт, как известно, сер и уныл!

Мужчина, для которого предел мечтаний – банка пива и мягкий диван напротив широкоэкранного телевизора, и женщина, которая бредит экзистенциальностью Бодлера, уживутся вместе только в одном случае. Если им друг на друга на-пле-вать. А-а-аб-солютно и безоговорочно. Если их общение сводится к вечернему «Котлеты в холодильнике» в ответ на «Дай на завтра на сигареты». Даже если котлеты заменить на черный трюфель, а фразу о сигаретах на восхитительное «Купил сегодня третий бентли, можешь взять ключи и документы».

Хотя… если мезальянс сопровождает холодный и точный расчет, да еще если расчет этот сделан обеими сторонами…

Чем заканчиваются неравные браки?

Лет шесть назад хороший приятель совершил страшный мезальянс. Женился на милой девушке из российской глубинки. Сын, внук и правнук научных работников, укатившееся далеко яблочко, ринувшееся в бизнес, оскорбило предков деревенской девушкой. Бабушка хваталась за сердце и стучала в пол палкой красного дерева, обещая лишить квартиры и дедовой библиотеки. Мать то нюхала, то глотала корвалол.

Ведь у хороших знакомых давно выросла прелестная и умная дочка Софочка, вошедшая в возраст замужества. Образованнейшая девушка, знающая три языка и отличающая Мане от Моне, – прекрасная партия! На девушку Софочку рассчитывали все, но вдруг такой облом.

Семейство поквохтало месяц, поквохтало два… И знаете, сейчас оно счастливо и спокойно.

Сам товарищ-приятель на вопрос «Ну, как семейная жизнь?» до сих пор отвечает: прекрасно! И у него на самом деле все прекрасно: борщи, котлетки, глаженые рубашки и даже очаровательный пуз-карапуз трех лет. Его не раздражает то, что супруга не разбирается в тенденциях современной живописи, а в слове «еще» может сделать четыре ошибки.

Понимаете, он очень редко бывает дома – дела, подруги, спорт, путешествия. О том, что он женат, известно единицам. Да и знающие эту подробность давно забыли.

Правда, у меня иногда возникает вопрос: а счастлива ли вторая половина? Как думаете?