Диана Ярошенко

Диана Ярошенко,
психолог, писательница

Все чаще сейчас раздаются возгласы о том, что в нашей жизни и в нашем стремлении имитировать демократичный семейный уклад нет места глаголу «должен» или «должна». Это слово с яркой экспрессивной окраской, демонстрирующее принуждение. А значит, это всегда посягательство на свободу личности, даже если эта личность находится в отношениях. Сейчас принято считать, что никто никому ничего не должен, а все, что ни делается, – это исключительно добровольно и осознанно.

Звучит это, конечно, возвышенно, но ничего общего с правдой, естественно, не имеет. Потому как у нас в отношениях среднестатистической пары либо совершаются безответственные поступки, ведь нет контроля и ответственности, либо долг становится добровольным и фактически непосильным грузом на плечах одного-единственного члена семьи. Проще говоря, у нас повсеместно случаются свободные от любых обязательств отношения, где мужчина не должен, а «по любви» и временно, пока ему эта история не надоест. И с обратной стороны медали у нас официально зарегистрированная семья с превалирующим женским долгом. Именно женским.

Стирание ролевых обязанностей

Совсем недавно пыталась отыскать в магазине качественно иллюстрированную кулинарную книгу, скажем, в упрощенной версии – для своего сына. С недавних пор он, никем не подговоренный, стал проявлять особенный интерес к готовке и сервировке блюд. Собственно, и книгу я стала искать по той причине, что в рамках школьной программы произошло гендерное разделение по труду: мальчики отправились строгать табуретки, а девчонок наградили половниками. Половине девочек сложно было объяснить, почему им так и не разрешат сделать деревянного Щелкунчика, а мальчишкам – почему им не рассказывают, какие именно специи помогут лучше раскрыть вкус курицы.

Почему понятия женского и мужского долга больше не актуальны

Мир, безусловно, меняется, а мы почему-то не в состоянии подстроиться под эти изменения. Современные дети умудряются ставить взрослых в тупик, когда задают совсем даже не провокационные, а логичные вопросы, о том, почему не сделать труд обычным уроком для всех. Без всякого разделения. Как географию или физику. Попытка учителей доказать, что женщина – хранительница очага, а мужчина обязан уметь работать с инструментами, провалилась! Потому как нашлись ученики, у которых папы готовили вкуснейшую паэлью, а мамы могли самостоятельно собрать дверную коробку.

Долг платежом красен

Вот и получается, что то, к чему раньше готовили девочек и чему обучали мальчиков, давно и безвозвратно устарело и потеряло актуальность. Все эти долги, что мужские, что женские, теперь не более чем условность, которая зависит далеко не от гендера, а от качеств, особенностей человека, от его возможностей и желаний. Проще говоря, что у кого лучше получается или что кому доставляет большее удовольствие, тот тем и занимается. Для Европы это уже давняя, доказавшая свою состоятельность практика.

У нас же это до сих пор ситуация, соизмеримая с проблемами мамонтов: жена припозднилась на работе или приболела – вся семья осталась голодной. Или жена взялась за шуруповерт и собственноручно собрала комод из «Икеи», а родственники уже охают, что у таких «самомогущих» женщин мужики в тунеядцев превращаются, а ей, конечно, женской мудрости недостает. Или, когда в Интернете появляются ролики мужчины, связавшего свитер с оленями, все вокруг охают и ахают, аплодируя стоя, а на домохозяйку, которая одела к зиме всю семью, уже никто внимания и не обращает: подумаешь, она же женщина!

Баш на баш

Получается, что, когда мы требуем с человека «долг», мы обязаны отдавать той же монетой. Хотим, чтобы мужчина строгал нам деревянные шкафы, значит, надо учиться готовить его любимые жареные котлеты. Но чаще всего в подобных историях случаются лишь частичные отдачи, когда один исполняет свой долг, а второй имитирует исполнение. И тут уже гендер совершенно не важен: любители потреблять без всякой отдачи встречаются как среди мужчин, так и среди женщин.

Намного лучший результат продемонстрировала практика семейной взаимовыручки или взаимозаменяемости. Нам для этого необязательно делить декрет, как делают это, скажем, европейцы. Но максимально уйти от традиционного жесткого ролевого деления обязанностей все-таки стоит. Возможность двух супругов попеременно готовить, убирать, работать и воспитывать детей делает семью, безусловно, крепче и счастливее. А поправка на особенности гендера, естественно, будет присутствовать в любом случае. В гармоничных семьях она безусловна, ведь женщина все равно будет продолжать рожать, а мужчина, как вожак стаи, защищать. Во всем же остальном пусть сохранится демократия.