Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

У каждой большой исторической ювелирной марки существует собственная философия: то, что сделает, к примеру, дом Van Cleef & Arpels, никогда не сделает соседний с ним по Вандомской площади дом Boucheron (и наоборот). Согласно разработанной философии, ювелирная марка создает те или иные украшения (или же часы), которые становятся культовыми, знаковыми, сакральными именно для этой компании. Такие вещи принято покупать в самую первую очередь, и все ювелирные коллекции начинаются именно с подобных – «священных» – предметов.

«Большие кисы» – именно так иронически называют украшения обширного семейства La Panthere de Cartier. Впервые рисунок шкуры пантеры (белое золото, белые бриллианты, черный оникс, черная шелковая ленточка) появился у Cartier в 1916 году. Это были маленькие часы на прямоугольной подвеске, выставленные в витрине флагманского магазина марки на rue de la Paix, 13. Справедливо считается, что именно эти часы стали одним из первых изделий в духе ар-деко, стиля, который был официально утвержден только в 1925 году на Всемирной выставке декоративного искусства в Париже. До середины 1940-х годов все украшения La Panthere оставались «плоскими»: использовался лишь пятнистый рисунок, орнамент шкуры пантеры. Однако в 1947 году благодаря пламенной дружбе герцогини Виндзорской и арт-директора Cartier Жанны Туссен (ее в доме называли Пантера: она была красива, талантлива и независима) появилось объемное украшение. Это была брошь в виде пятнистой фигурки хищницы, сидящей на огромном синем кашмирском сапфире-кабошоне. С тех пор коллекция La Panthere переиздается практически каждый год и пользуется неизменным успехом. Кроме драгоценностей La Panthere, существуют одноименные ювелирные часы и духи, а также женские вечерние и офисные сумки.

Еще одной знаковой для Cartier линейкой является коллекция Tutti-Frutti, представленная в 1923 году: это линия класса high jewellery, посвященная традиционному индийскому ювелирному искусству (украшения более низкого коммерческого класса в Tutti-Frutti не выпускаются). Вообще, конечно, дом Cartier богат не только на культовые собрания, но и на отдельные сакральные предметы, как то: кольцо Trinity и браслет Love, часы Tank, Santos, Pasha, Baignoire и Tonneau. Дом Cartier неслучайно считается «первым среди равных»: у него наибольшее число культовых драгоценных предметов.

Швейцарский ювелирный и часовой дом Chopard, счастливо возрожденный благодаря немецкой семье золотопромышленников Шойфеле (они купили прекрасную «спящую» марку в 1965-м), знаменит не только сложными мужскими часами серии L.U.C. Искусство Chopard – это и прекрасная ювелирная концепция Happy Diamonds («Счастливые бриллианты», они же «Плавающие бриллианты»). Концепция была придумана немецким дизайнером Рональдом Куровски в 1976 году, и сначала «плавающие бриллианты» присутствовали в часах, причем в часах мужских, предназначенных для коктейля. Позднее благодаря вице-президенту Chopard Каролине Шойфеле Happy Diamonds стали полнокровной ювелирной серией. Сегодня Happy Diamonds объединяет порядка 20 более мелких линий, в названии которых обязательно есть слово happy (Happy Fish, Happy Snowflake).

Французский ювелирный дом Van Cleef & Arpels, основанный в Париже в 1906 году, прославился прежде всего драгоценностями класса high jewellery, которые создавались для титулованных особ. Однако в 1968 году VCA показал коммерческую и относительно недорогую ювелирную коллекцию Alhambra, посвященную одноименному дворцовому комплексу в испанской Гранаде. Цветок-четырехлистник, основной мотив этого выдающегося мавританского памятника истории и архитектуры, в руках ювелиров с Вандомской площади (дом 24) превратился в серьги, кольца и части длинных сотуаров. Вне всяких сомнений, на создание культовой, ныне огромной коллекции Alhambra повлияла и субкультура хиппи. В настоящий момент существует несколько вариаций Alhambra, самой лучшей из всех считается линейка Alhambra Vintage (кроме украшений, выпускаются и одноименные ювелирные часы – с корпусом-цветком).

Дом Boucheron исторически знаменит созданием колье в форме «знак вопроса». Это украшение под названием «Перо павлина» было сделано в 1875 году по заказу великого русского князя Андрея Александровича (кстати, сохранилась и фотография этого огромного и красивого украшения). Форма «знак вопроса» подразумевает, что оба конца колье не смыкаются; конструкция асимметрична. Колье подобной формы присутствуют почти во всех линейках Boucheron уровня high jewellery. Что касается коммерческих, недорогих линий, то здесь в качестве культовой линейки предстает замечательный «Бестиарий» Boucheron, чудесный драгоценный зверинец, куда входят, к примеру, черепаха, лебедь и хамелеон.

Римский ювелирный и часовой дом Bvlgari, переживающий сегодня второе рождение после вступления в группу Бернара Арно LVMH (март 2014 года), в качестве своей главной культовой вещицы выпускает часы в форме змеи. Современная модель Serpenti ведет свою родословную от ювелирных часов 1960-х годов – прелестных золотых змеек с глазами-изумрудами и крохотным часовым механизмом выдающейся швейцарской мануфактуры Girard-Perregaux. Сегодня часы Serpenti Bvlgari исключительно кварцевые. Они могут быть выполнены из демократичной стали или же из желтого золота и иметь разную длину браслета. В любом их варианте это «сакральный» предмет от Bvlgari.

Американский дом Tiffany & Co., появившийся в Нью-Йорке в 1837 году, имеет несколько культовых предметов. Во-первых, это уникальные лампы ар-нуво, которые на рубеже XIX–XX веков делал художественный директор марки Луи Комфорт Тиффани. Эти лампы (а также витражи) являются главными предметами вообще всего американского декоративно-прикладного искусства указанного периода (на аукционах эти вещи попадаются крайне редко и стоят бешеных денег). Во-вторых, на уровне high jewellery флагманским предметом Tiffany & Co. является брошь с птичкой: в качестве центрального прямоугольного камня здесь обычно выступает кунцит, розовый прозрачный минерал, названный в честь геммолога дома Джорджа Кунца. Именно Кунц в 1902 году создал подробное описание этого никому не известного камня; впрочем, существуют и более дорогие варианты такой броши – с желтым бриллиантом. В классе коммерческих украшений культовыми вещами Tiffany & Co. считаются подвески-ключи из серебра и золота, а также подвески Open Heart серии Elsa Peretti for Tiffany & Co. (классический вариант – из серебра, однако, разумеется, есть и золотые версии).

Вопрос ребром: стоит ли покупать и носить то, что есть практически у всех? Во-первых, это дело вкуса: если действительно по душе «Большая киса» от Cartier, то почему не купить ее, ведь это пусть очень маленькое, но самое настоящее произведение декоративно-прикладного искусства! Во-вторых, в данном случае можно и нужно сослаться на результаты многочисленных ювелирных аукционных торгов: наибольшей ценностью обладают как раз «раскрученные» историей и временем вещи. А если учесть, что любая ювелирная покупка – это всегда инвестиция (так как драгоценные металлы за последние тридцать лет только прибавляли в цене), то можно решиться на хорошую, верную, умно и эмоционально сделанную драгоценность. Вы не будете «как все» просто потому, что любое марочное украшение обязательно стоит очень хороших денег.