Рита Железнякова

Рита Железнякова,
редактор и журналист, последний романтик планеты Земля

Венеция – город совершенно прекрасный и особенный. Город-остров, город – волшебная шкатулка, уходящая натура, немного Атлантида. Туристами Венеция часто воспринимается до обидного однобоко, как аттракцион, где главная цель – успеть сфотографироваться в нужных местах. Вид на мост Риальто, площадь Сан-Марко, живописные каналы, гондолы и гондольеры, крылатые львы, лавочки с карнавальными масками – без этого не обойдется ни один инстаграм побывавшего в Венеции путешественника. Обычно Венецию вписывают в большую поездку по Италии и уделяют городу преступно мало времени.

С утра волна туристов нахлынула, как непредсказуемая венецианская вода, к вечеру отхлынула. Максимум Венеции посвящают три дня, но и их мало для города, в котором важно уйти от толп, остаться в одиночестве, постоять на мостике, посмотреть в зеленую воду, побродить по узким улицам, по которым в свое время ходили Казанова, Вивальди и Тициан, ощутить себя местной, своей, немного венецианкой. В общем, попробовать сделать то, к чему стремился Иосиф Бродский, приезжая и приезжая в Венецию в течение семнадцати лет подряд. Его эссе Fondamenta degli incurabili («Набережная Неисцелимых») продается везде и всюду, от входа на ажурную лестницу в палаццо Контарини-дель-Боволо до кассы в базилику Санта-Мария-Ассунта на острове Торчелло. Эта книжка, написанная хоть и по заказу, но и по любви, для многих отправная точка маршрута Россия – Венеция.

И это правильно, ведь влюбляться в город стоит заранее, еще до приезда. Как Бродский, загодя влюбившийся в венецианские воды. Начинать свою любовь к Венеции можно с чего угодно. Читать книги, смотреть кино, листать альбомы по искусству. Венецию нужно придумать для себя заранее, чтобы прямо из аэропорта вплыть не только в воды лагуны, но и в собственный миф. Поклонники Томаса Манна и Лукино Висконти отправятся прямиком на остров Лидо, где страдал от мучительной любви герой «Смерти в Венеции». Туда же поплывут фанаты кинематографа – прикладываться к строгому белоснежному Palazzo del Cinema, где проходит Венецианский фестиваль, и шикарному отелю в мавританском стиле Excelsior, где традиционно селятся знаменитости.

Любители искусства отправятся смотреть Тинторетто и Беллини – они в церквях по всему родному для них городу. А кто-то будет очарован самим городом, атмосферой совсем не мрачной, а ускользающей, зеркальной. Кто-то с разбегу закупится острым выдержанным пекорино в магазинчике недалеко от Риальто, отдохнет на набережной с персиковым коктейлем «Беллини», попробует все подряд крохотные чикети и отправится шагать куда глаза глядят, по узким улицам, по небольшим площадям, которые все называются кампо, кроме самой главной, площади Сан-Марко, которая – пьяцца. Для посещения Венеции осень и весна – наилучшие времена года. Невыносимые толпы туристов слегка схлынули, но город еще не стал таким, каким его увидел Иосиф Бродский в свой первый декабрьский приезд: промозглым и холодным.

В Венеции каждый может оказаться с городом лицом к лицу, только лучше днем уходить от самого загруженного района Сан-Марко куда-то подальше. Например, в район Каннареджо, который и в самый сезон может оказаться пустынным, или, изучив расписание водных трамвайчиков вапоретто, поплыть на острова.

Мурано

Из всех островов Венецианской лагуны Мурано – один из самых любимых туристами. Три сотни лет назад его главными жителями были мастера-стеклодувы, изготавливавшие изделия из легендарного, в свое время засекреченного муранского стекла. Сегодня Музей стекла – одно из обязательных для посещения мест наряду с церквями Сан-Пьетро-Мартире и Санта-Мария-э-Донато. Везут из Венеции традиционно сын и вино, карнавальные маски (только не хватайте китайский пластик, ищите настоящие венецианские мастерские) и изделия из муранского стекла (от бокалов до люстр). Яркие итальянские украшения из подлинного муранского стекла можно купить и прямо сейчас, чтобы носить их как признание в любви прекрасной Венеции.

Серьги Venetiaurum, серебро, муранское стекло

Серьги Venetiaurum, серебро, муранское стекло (заказать)

Бурано

На открыточном острове Бурано не обойтись без масштабной фотосессии, милые конфетные домики – главная местная достопримечательность и превосходный фон. И куда, если не на Бурано, нарядиться в свое самое яркое мятное, лимонное или розовое платье и надеть украшение в тон.

Серьги Venetiaurum, серебро, муранское стекло

Серьги Venetiaurum, серебро, муранское стекло (заказать)

Торчелло

Торчелло – самый скромный на вид, но на самом деле самый важный остров лагуны, с него Венеция и начиналась. Заросший камышами, слегка заброшенный, но оттого и живой, остров находится по пути к Бурано, так что обязательно по пути выходите, чтобы прогуляться в почти одиночестве. Местных жителей на Торчелло сейчас совсем немного, и это заметно. Одна из достопримечательностей – известный, но дорогой ресторанчик Locanda Cipriani, который содержит сын кинорежиссера Тинто Брасса. Но гастрономия на Торчелло не главное. Важнее всего дойти до древнего собора Санта-Мария-Ассунта с уникальными византийскими мозаиками и подняться на кампанилу – колокольню, с которой открывается прекрасная меланхоличная даль на несколько километров вокруг.

Браслет Venetiaurum, серебро, муранское стекло

Браслет Venetiaurum, серебро, муранское стекло (заказать)

Лидо

Мимо Арсенала, мимо садов Биеннале плывите на Лидо. Сначала отправляйтесь к протяженным песчаным пляжам со стороны Адриатики, где загорал и страдал Ашенбах Томаса Манна и где отдыхают кинозвезды. А потом вглубь острова – любоваться виллами, разглядывать почти южные пальмы на чьих-то участках, удивляться, что здесь все свои, как в большой деревне.

Браслет Venetiaurum, серебро, муранское стекло

Браслет Venetiaurum, серебро, муранское стекло (заказать)

Сан-Джорджо-Маджоре

Маленький остров в одной остановке вапоретто от Венеции. Главное там – белоснежный собор Сан-Джорджо-Маджоре, начатый Андреа Палладио, и потрясающий вид на Венецию.

Ожерелье Venetiaurum, серебро, муранское стекло

Ожерелье Venetiaurum, серебро, муранское стекло (заказать)

Сан-Микеле

Заросший кипарисами остров, на котором нашли свое пристанище многие венецианцы по факту и по духу. Там лежат Сергей Дягилев, Игорь Стравинский, Иосиф Бродский, могила которого всегда усыпана цветами. Место это не мрачное, а скорее умиротворяющее. Подходит, чтобы неторопливо гулять и думать о вечном.

Подвеска Venetiaurum, серебро, муранское стекло

Подвеска Venetiaurum, серебро, муранское стекло (заказать)