Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

Конечно же, финальный аккордный декабрь – многоснежный ли, дождливый ли он – всегда полон самой сердечной и розовощекой от разнообразных важных удовольствий суеты. Уже с самого начала месяца, когда в мигающие цветочные огоньки и застывшие белые снежинки наряжаются большие и малые витрины, марки luxury goods дают каждый день (а также каждые утро и вечер) по какому-нибудь великолепному празднику. И пусть легкомысленная вечеринка у французского дома Cartier не рождественский торжественный серьезный прием в британском посольстве в России, все равно небольшие «марочные» торжества (банкеты с глинтвейном, елки с шампанским, бранчи с устрицами, трогательные детские чтения) пользуются огромной и заслуженной популярностью у претенциозной светской публики двух наших ослепительных столиц.

Итак, и с чем же поздравляют нас всех наши близкие гламурные компании часов и ювелирных украшений? Каждый дом поздравляет нас в полном соответствии со своей философией.

Cartier

Французский ювелирный и часовой дом Cartier (а он, мы помним, «первый среди равных»), основанный Луи-Франсуа Картье в 1847 году в Париже, желает всем нам постоянного прогресса во всех делах и прочих крайне жизненно важных инноваций. По мнению компании Cartier, мы должны всегда двигаться только вперед и никогда не останавливаться на уже достигнутом! Философия этого поистине уникального дома и заключается в том, чтобы постоянно и непременно совершенствоваться, постоянно двигаться: марка Cartier – это грандиозная, триумфальная гламурная благородная «машина», «махина», которую никому и никогда еще не удавалось остановить (и также и опередить, разумеется). Суть идеологии Cartier всегда заключалась в том, чтобы постоянно удивлять своими лихими, инновационными, титаническими изобретениями. Как любил хитро восклицать великий русский антрепренер, основатель гениальных «Русских сезонов» Сергей Павлович Дягилев: «Удивите меня!» Так вот и у дома Cartier такое перманентное «удивление», тесно связанное с декоративно-прикладной красотой и даже в чем-то девственным соблазнением (то есть отличным от соблазнения, к примеру, дома Boucheron), заложено в самые недра философии. Кажется, ну что же, что можно придумать еще? И у Cartier всегда оказывается вдруг, вдруг (sic!) нечто совершенно невиданное, неслыханное, инновационное, прогрессивное, поразительное, уникальное, коллекционное, единственное и неповторимое.

Итак, от Cartier в красивую большую копилку подарков и поздравлений мы получаем пожелания никогда не останавливаться, никогда не бояться трудностей, смело идти навстречу всем своим страхам и быть по жизни настоящими бойцами. Воли и смелости, твердости духа и крепости сердца – вот что традиционно желает нам дом Cartier

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Boucheron

Дом Boucheron, о котором мы уже упомянули выше, желает нам фатальной бездонной, безграничной любви. Такой любви, что ураганом чувства сносит все возможные преграды. Любви роковой, страстной, наполненной отчаянными, безумными поступками – во имя самого главного на белом свете чувства. Дом Boucheron традиционно любили главные французские куртизанки (графиня де Кастиллион или же Белль Отеро), которые, словно гончие, чувствовали горячечное ядро этой великой, блистательной и прекрасной марки. Драгоценности бесконечной судьбоносной любви, за которую можно умереть (и такие летальные случаи в богатейшей биографии Boucheron известны), за которую нестрашно отдать всю до последнего пронзительного остатка жизнь.

И вот под Новый год и Рождество от французского дома Boucheron, первого поселившегося на сакральной Вандомской площади, мы получаем пожелания найти единственную любовь. На всю жизненную жизнь, как удар в хрупкое красное сердце, как дикий солнечный удар, обрушивший все прошлые связи

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Van Cleef & Arpels

Другой дом – Van Cleef & Arpels, основанный в Париже в 1906 году, – тоже желает нам любви в наступающем году. Но это совсем иная, чем у Boucheron, любовь. В ней, в той любви, которой поклоняются ювелиры Van Cleef & Arpels, много искренней, почти платонической романтики, верной, единственной нежности, миниатюрной ласки, настоящего французского тонкокостного изящества. У Van Cleef & Arpels романтическая верная любовь всегда и непременно завершается красивой, «тонкой», громкой свадьбой, как в лучшей главной сказке всех времен и народов (выберите сами свою самую любимую). Принц и принцесса: они нашли и навсегда полюбили друг друга. Их союз свят и совершенен, он закреплен бриллиантовыми узами в невидимой огранке (mystery setting, изобретение Van Cleef & Arpels от 1932 года). В любви Van Cleef & Arpels нет порока, никогда нет предательства, нет измены. «Темной», страстной стороны любви у этой марки просто не существует. Вот почему все без исключения драгоценности Van Cleef & Arpels необычайно нежны, возвышенны и в них есть балетная легкость (не забудем и о том, что среди всех мыслимых искусств для дома Van Cleef & Arpels главным является балет).

Под Новый год и Рождество дом Van Cleef & Arpels желает нам нежности, рыцарской, голубиной верности, тонкости чувств и возвышенности сказочной любви

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Bvlgari

Римский дом Bvlgari, основанный в столице Италии опытным в ювелирном деле выходцем с греческого острова Корфу Соттирио Булгари в 1885 году, тоже прославляет любовь. Напомним, что стопроцентно знаковой для идеологии знаменитой марки является звездная актерская пара Элизабет Тейлор и Ричарда Бартона, которые вместе любили Bvlgari и были женаты (под знаком драгоценностей именно этой ослепительной яростной, «варварской» марки) даже дважды. Любовь у Bvlgari всегда немного кинематографична (не зря эти украшения очень часто снимали в кино, и в последний раз – в «Казино» Мартина Скорсезе), она игрива и помпезна, она берет разом за душу, тело и сердце. Символ Bvlgari – это влюбленная и очень любимая змея (в 1960-х дом начал выпускать часы в виде змеи; «змеиные» коллекции существуют и сегодня).

От Bvlgari мы получаем праздничный наказ о взаимности чувств, о торжественном, всем заметном любовном счастье

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Chanel

Ювелирный и часовой департамент дома Chanel известен своими цветочными и кутюрными драгоценностями и часами. Разумеется, в случае Габриэль Шанель слово «любовь» обозначает и страсть, и независимость. Драгоценности и часы этого бесконечно красивого дома обязательно блистают в высшем обществе, а заодно привлекают внимание и богемы.

От Chanel – праздничные пламенные пожелания великой приверженности собственному пути, пожелания любить себя, думать о себе, воспитывать себя выдержкой и самодисциплиной

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Dior

И наконец, ювелирно-часовое подразделение дома Dior радует нас всех совершенно непрактичной красотой: это великолепные образцы дворцовой, добуржуазной красоты, дивной прекрасной молодости, это предметы божественной «женщины-цветка», юной принцессы, сбежавшей на парижскую улицу.

Дом Dior традиционно желает нам всем быть удивительными «цветами», «птицами» – словом, самыми неземными и непрактичными существами в этом наилучшем из миров

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Каждая благородная марка роскоши кладет под елку собственный подарок: это индивидуальные вещи, которые, пожалуй, можно объединить одним словом. Это вещи о любви, про любовь, за любовь: любая роскошь воспевает в первую очередь именно это хрустальное – как ваш сияющий в новогодних сумерках бокал – чувство.