Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

Мне, как ювелирному и часовому журналисту и просто любопытному от природы человеку, повезло. Я не только сажала жемчужных устриц на юго-востоке Японии в гостях у великого дома Mikimoto. Были еще и другие ювелирные приключения. Однажды мне пришлось огранить пару небольших белых алмазов в офисе южноафриканской компании Selfdico, по большей части принадлежащей британскому дому Graff. Офис Selfdico, где я гранила несчастные алмазы, находится на шестом этаже офисного здания Diamonds Centre, что в центре Йоханнесбурга, ключевого города ЮАР и одного из самых страшных городов вообще в мире. Огромное здание Diamonds Centre – квадратной формы, оно похоже на старую тюрьму. По периметру – мотки колючей проволоки; строгий паспортный контроль, вооруженная до зубов охрана, вход и выход – через металлоискатель и по отпечатку пальца.

В Diamonds Centre я приехала по приглашению знаменитого ювелира Лоуренса Граффа, которого я ценю, люблю и уважаю как выдающегося специалиста в области драгоценных камней и современного искусства, а также как истинного джентльмена. За пятнадцать лет знакомства с ним (сейчас дела Graff ведет сын Лоуренса Франсуа Графф) мне довелось узнать его историю, характер и привычки. Во-первых, семья Графф родом из Киева (уехали до Октябрьской революции). Во-вторых, мистер Графф любит борщ и гречневую кашу (мне приходилось возить ему в Лондон по несколько пакетов гречки за поездку). И в-третьих, он открыл свой бренд Graff в середине 1960-х и за максимально короткий срок добился расположения султана Брунея и королевы Елизаветы II, которая наградила Лоуренса Граффа важными регалиями. И в-четвертых, Графф всегда понимал, что нужно журналисту. А журналисту нужен эксклюзив! И вот после нескольких недель, которые я провела в его художественном ателье в центре Лондона, было решено делегировать меня в эпицентр настоящих алмазных событий – в Южную Африку.
Я прилетела из Лондона в Йоханнесбург, и меня встретил чернокожий мистер Том. «Дядя Том», как я его тут же окрестила, гид, охотник на досуге, водитель и одновременно охранник (дело в том, что ЮАР – совсем небезопасная страна).

В Diamonds Centre, куда мы с дядей Томом отправились сразу же из аэропорта, несколько этажей и бункер занимает гранильная мастерская знаменитой школы Оппенгеймера, где учатся гранить алмазы, которые привозят с различных алмазных шахт. Компания Selfdico, которая занимается алмазами Graff, располагается на шестом этаже: здесь внушительный компьютерный центр, где исследуют структуру каждого найденного алмаза (именно компьютер предлагает те или иные виды огранки). Структура камня может быть цельной, однородной, а может и с внутренними, незаметными простому глазу трещинами. В последнем случае приходится принимать решение о разделении алмаза на части и отдельной огранке каждой из них. Кроме компьютерного «класса», официальное бюро, где с утра до вечера отчаянно пахнет вкусным шотландским виски, и гигантская гранильная мастерская. Все мастера работают только вручную. Ведется строжайший учет малейшей алмазной крошки (повсюду видеокамеры, охранники стоят почти за каждым сотрудником). 10-часовой рабочий день под еле-еле дышащими кондиционерами. Тяжелая, кропотливая работа, связанная с мелкой моторикой: видно, как сильно устают здесь люди, какой непомерной ценой ручного труда на свет появляются бриллианты. Еще в Selfdico есть хорошая библиотека: со справочниками, вестниками алмазных бирж (Нью-Йорк, Антверпен, Тель-Авив), аукционов, иногда встречаются книги по истории марок (Cartier, Harry Winston, Tiffany & Co.). Конечно, много изданий по истории самой марки Graff.

В гранильной мастерской мне дали попробовать «поработать» с несколькими маленькими алмазами. Кажется, что от волнения и напряжения я похудела сразу на несколько килограммов, но полтора алмаза огранить мне все-таки удалось. Возможно, что мои бриллианты носит кто-то из вас, мой дорогой читатель.

На следующий день руководство Selfdico предложило мне любопытную экспедицию – в знаменитый городок Кимберли, где стоит легендарная одноименная шахта и находится Большая Дыра (Big Hole), самая большая в мире шахта-карьер, гигантский «алмазный» котлован, вырытый вручную в конце XIX века и частично затопленный в 1914 году.

Дядя Том отложил в сторону свои южноафриканские утренние газеты, и мы отправились из Йоханнесбурга в направлении Претории, столицы ЮАР (это порядка 500 километров). А от Претории до Кимберли, городка «алмазной лихорадки», буквально 50 километров автомобильного пути.

Кимберли как действующая алмазная шахта существует до сих пор. Хотя многие источники, с которыми я познакомилась до визита в ЮАР, утверждают, что легендарная шахта, где были найдены уникальные огромные бриллианты («Де Бирс», «Портер-Родс», «Тиффани»), давно закрыта. Нет, она работает, вот только в 2006 году производство на ней было сокращено до минимума. Занимательный факт: название «Кимберли» (Kimberley) поселение и шахта получили в честь дипломата, английского графа Кимберли, с 1856 года британского посла в Российской империи.

Более чем вековая история Кимберли тесно связана с титаном алмазной промышленности компанией De Beers (в настоящий момент компания контролирует приблизительно 60 % всей мировой добычи алмазов). Как на самом деле забавно переплетаются человеческие судьбы! Кроме основателя De Beers Сесила Родса, который сдавал в Кимберли алмазные земли в аренду, добывал алмазы некий Барни Барнато. Это отец будущего многолетнего владельца британской автомобильной компании Bentley Вульфа Барнато. Сам Вульф Барнато был гонщиком и главным плейбоем эпохи ар-деко, и он преподносил очередной даме сердца по большому бриллианту из отцовской коллекции, составленной именно на рудниках в Кимберли.

Шахта представляет собой несколько циклопических, продуваемых всеми ветрами ангаров со старыми цветными вагонетками, которые ездят по специальным рельсам. Основная добыча ведется, естественно, под землей. Мне удалось увидеть только несколько выезжающих из страшных недр вагонеток, доверху набитых алмазной рудой. Ее разгружают, чтобы просеять и попытаться найти алмаз. Подошли мы с дядей Томом и к Большой Дыре, обнесенной хилым металлическим заборчиком. На дне Большой Дыры плескалось грязное зеленое озеро: впечатление было такое, будто сюда когда-то упал огромный метеорит, кусок какой-то яростной диковинной кометы.

Сам городок Кимберли, который является важной туристической достопримечательностью ЮАР, напоминает типовую одноэтажную Америку: разноцветные деревянные дома с небольшими палисадниками, старые трамвайные пути, множество крошечных, «на три стула», баров, где подают великое южноафриканское вино и различный виски. Мы с дядей Томом выпили по стаканчику виски. Потом он спросил меня: что я хочу оставить себе на память о Кимберли, кроме тысячи прекрасных экзотических фотографий? Конечно, мое желание было очевидным: мы с дядей Томом пошли в местный ювелирный магазин, где я купила три небольших белых бриллианта и один восхитительный синий танзанит.

Из Европы я написала Лоуренсу Графу полное благодарности письмо. Он ответил: «В следующий раз мы поедем уже вместе в Лесото». Но об этом – в следующий раз.