Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

С тех пор как видный и дальновидный топ-менеджер сегмента luxury goods Жан-Кристоф Бабен перешел с позиции CEO TAG Heuer на должность президента ювелирного дома Bvlgari (это случилось в 2015-м), в римской драгоценной марке изменилось очень многое. Вдруг, откуда ни возьмись, перед публикой возник светлый лик статуарной брюнетки, легендарной американской актрисы и секс-символа Элизабет Тейлор. Лиз Тейлор неожиданно предстала как главная историческая муза и флагманская клиентка дома. Каждый рассказ уважаемого господина Бабена о замечательной ювелирной компании из Рима начинался со слов о страстной любви английского актера Ричарда Бартона и американки Лиз Тейлор. Пара познакомилась в 1963-м, на съемках античного блокбастера «Клеопатра». Потом они дважды были женаты (разумеется, каждый раз влюбленный жених преподносил невесте бриллиантовые, изумрудные и жемчужные подарки). Тогда еще благополучный семейный дом Bvlgari выделил для «Клеопатры» коллекцию украшений high jewellery, и многие из них были выкуплены Бартоном и подарены Тейлор. Пожалуй, этот случай рекламы звездами часов и украшений можно рассматривать как самый радикальный, капитальный случай «драгоценного» пиара за последние годы.

На самом деле, конечно же, знаменитости (аристократы, богема, высший актерский состав) никогда не отказывались рекламировать и публично представлять товары роскоши. Более того, они делали это с удовольствием. К примеру, сложные часы Breguet (компании главного часовщика всех времен и народов Абрахама Луи Бреге) «рекламировали» в свете императоры Наполеон Бонапарт и Александр I (кроме карманных, у царя были и каретные часы Breguet), младшая сестра Наполеона Каролина-Анонсиада (в честь нее созданы современные ювелирные часы Reine de Naples de Breguet), русский поэт Александр Пушкин, французские писатели Оноре де Бальзак и Проспер Меримэ. Сложные карманные часы Patek Philippe носили прилюдно «долгоиграющая» британская королева Виктория, русский композитор Петр Ильич Чайковский (и даже упоминал о них в одном из писем) и британский писатель Редьярд Киплинг. Все часы знаменитостей сегодня находятся в музее Patek Philippe в Женеве.

Часы и драгоценности французского дома Chaumet не скрывали от любопытных глаз обе жены Наполеона (Жозефина де Богарнэ и Мария-Луиза), а также упомянутая выше сестра императора Каролина-Анонсиада, королева Неаполитанского карликового княжества. Но самой великой звездой рекламы и пиара в XIX веке оказалась императрица Евгения, супруга французского императора Наполеона III: кроме Cartier и Louis Vuitton (именно эта императрица прославила провинциального сундучника Луи Вюиттона), она рекламировала своей собственной красивой персоной бриллианты Chaumet. Ее племянница, принцесса Матильда, вышедшая замуж за графа Сан-Марино, русского уральского промышленника Анатоля Демидова, также обожала драгоценности указанной марки. От принцессы Матильды не отставал и ее русский муж: в маленьком полузакрытом музее Chaumet на place Vendome, 12, можно увидеть булавку в виде разноцветного танцующего арлекина (собственность Анатоля Демидова, ныне экспонат Chaumet).

Великая актриса Сара Бернар заказала у основателя стиля ар-нуво, чешского художника Альфонса Мухи, удивительный браслет: это была драгоценная змея, «переползавшая» с запястья на палец. Драгоценность была известна в свете и принесла господину Мухе массу заказов. Фредерик Бушрон, основатель французского дома Boucheron (1858), выпускал немало поразительных по сложности украшений для членов русской царской фамилии: на открытии московского и петербургского бутиков дома присутствовала императрица Александра Федоровна, супруга последнего русского царя Николая II.

Князь Феликс Юсупов (тот самый, что убил Григория Распутина в декабре 1916-го) был клиентом Boucheron и Chaumet, клиенткой этих двух домов была и его жена Ирина Романова-Юсупова, любимая племянница Николая II

Более того, о своих отношениях с двумя легендарными французскими ювелирными марками Феликс Юсупов щедро написал в своих знаменитых мемуарах: «В “Шоме” превосходно огранили новые бриллианты Ирины. И мы заказали еще множество вещей». Согласитесь, такая реклама «от высшей русской аристократии», если за нее заплатить обычными деньгами, обошлась бы брендам крайне дорого. В 1904-м дом Cartier, где тоже хорошо понимали в аристократии, разжился сразу двумя «послами» часового искусства. И оба были денди: летчик Альбер Сантос-Дюмон (в честь него была создана часовая модель Santos de Cartier) и «прожигатель жизни» Бони де Кастельян (первый французский аристократ, который «по бедности» женился на богатой американке).

Легендарное кольцо Trinity de Cartier придумал (1923) и сам же и носил великий Жан Кокто. Часы французского дома были неплохо известны и на Северо-Американском континенте: культовый актер немого кино Рудольф Валентино носил золотые Tank de Cartier в фильме «Сын шейха» (1926) и в жизни. Вообще, конечно, связи с Голливудом решали многое: ведущая актриса эпохи ар-деко Глория Свенсон в 1930-х практически не снимала украшений Cartier, а Полетт Годар – подаренные ее мужем Чарли Чаплином драгоценности французского дома Mauboussin. Гарри Уинстон, основатель Harry Winston, марки флагманских оскароносных бриллиантов, лично выбрал лучшую актрису для собственной рекламы. И это была великая актриса – Кэтрин Хепберн, которая впервые появилась в бриллиантовом колье Harry Winston на церемонии вручения премии Американской киноакадемии в 1947 году. И проницательный ювелир не ошибся с выбором: Кэтрин Хепберн была номинирована на «Оскар» 12 раз и 4 раза выигрывала статуэтку (это больше, чем у любых других актера или актрисы в истории кино).

Гарри Уинстон «отметился» и на экране великой песенкой Мэрилин Монро: «Поговорите со мной, Гарри Уинстон, поговорите со мной о лучших друзьях девушек, о бриллиантах!»

Парадоксально, что в этой сцене из комедии «Джентльмены предпочитают блондинок» Мэрилин Монро носила драгоценности дома Cartier (которые любила носить и в обычной жизни). И вне всяких сомнений, необходимо упомянуть Одри Хепберн в «Завтраке у Тиффани» (1961) – фильме, после которого великая актриса стала поклонницей великой американской ювелирной марки. И на это были средства: гонорар за фильм составил умопомрачительную сумму – 750 тысяч долларов (прекрасная англичанка стала самой высокооплачиваемой на тот момент актрисой Голливуда).

Сегодня, конечно, уже не те времена: актеры, актрисы, спортсмены и спортсменки составляют контракты и носят разные марки «не по любви». И число этих контрактов кажется безграничным: с каждой страницы модного журнала на тебя смотрит «какая-нибудь» очередная Джессика Альба в украшениях Possession de Piaget. Но еще есть в запасе действительно искренние варианты: мелькнет то стальной Rolex у Николя Саркози, то стальные Monaco TAG Heuer у Барака Обамы, то стальной хронограф Blancpain у Владимира Путина. И вот это настоящие честные выборы.