Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

Традиционно многие французские марки, так или иначе связанные с ювелирным производством, представляют в рамках парижских недель высокой моды свои очередные самые «высокие» коллекции. Особенный улов для журналистов, байеров и, разумеется, любимых, дорогих во всех смыслах клиентов предлагает июльская неделя моды, но и в ветреном студеном январе во французской столице можно все-таки посмотреть на превосходные ювелирные изделия. На этот раз «высоких» ювелирных коллекций было показано всего лишь две: у Chanel Fine Jewellery и у исторического ювелирного дома Boucheron. Обе марки – истинные и неподдельные легенды великой французской моды и изысканного галльского ювелирного искусства.

Несмотря на то что драгоценных линеек было, в сущности, до обидного очень мало (обычно выступают еще Dior, Cartier, Van Cleef & Arpels), и по показанным вещам можно судить о будущих трендах. Вернее, на наш взгляд, даже не трендах, а небольшом, но самом настоящем перевороте в равномерно текущем ювелирном процессе.

Chanel Fine Jewellery

Итак, у Chanel Fine Jewellery «высокая» драгоценная серия получила весьма говорящее название Tweed de Chanel, из которого следует, что драгоценные изделия посвящены культовому для этого знаменитого дома материалу – твиду. И вот в центре внимания особенное кропотливое плетение широких, стандартных для марки браслетов, колье, серег и колец.

Это очень сложное, «математическое» плетение из прекрасных сияющих крупных и средних нежно-розовых прозрачных аметистов (а это один из самых востребованных ныне цветных камней; к тому же мы видим, что розовый цвет в тенденциях не только на подиуме, но и в ювелирном искусстве) и белых классических бриллиантов. Оно призвано напомнить о структуре, собственно, самого твида

Напомним, что твидовый костюм – пиджак и прямая юбка миди – является с конца 1950-х годов фирменной «униформой» дома Chanel. Твидовые двойки с удовольствием, всячески подчеркивая их значение и предназначение, носила сама Габриэль Шанель, сочетая их с двухцветными лодочками (классика жанра – бежевый с черным), жемчужными сотуарами и чокерами и мгновенно ставшей культовой сумкой «2.55» (кстати, в этом месяце легендарный стеганый аксессуар отмечает свое 65-летие).

Драгоценности Tweed de Chanel вновь отсылают внимательную публику к кутюру, моде, то есть основному историческому продукту компании. Надо сказать, что год от года «высокие» драгоценности Chanel Fine Jewellery становятся все более самобытными и самодостаточными. Они выглядят взвешенными, идеально, стопроцентно продуманными, ясными предметами. Понятно, что в них задействованы очень хорошие драгоценные камни, но то время, когда творцы французской марки делали ставку исключительно на редкие камни, а сам дизайн оставался несколько в стороне, все-таки прошло.

Особенного внимания, на наш вкус, заслуживают именно уже упоминавшиеся очень-очень широкие браслеты, имитирующие манжету. Браслет-манжета – это стабильное украшение, которое довольно часто встречается в «высоких» линейках, особенно когда речь идет о «кутюрных» ювелирных предметах. С одной стороны, такое изделие обязано напоминать о моде (у любого платья или тем более пиджака есть манжета), а с другой – подобный очень широкий браслет позволяет полнее продемонстрировать техническое искусство и эстетический вкус мастера-ювелира, который создает его. Одним словом, можно только еще раз искренне поздравить дом Chanel с новым успехом на сложном ювелирном поле.

Chanel Fine Jewellery

Исторический ювелирный французский дом Boucheron показал полнокровную серию своих классических колье в форме «знак вопроса». Позволим себе здесь напомнить, что эта форма асимметричного колье, чьи концы не смыкаются, была изобретена основателем дома, великим французским ювелиром и бизнесменом Фредериком Бушроном в 1880-х годах. Первое колье в такой форме по имени «Павлин», с огромным синим сапфиром на одном из концов, было сделано по заказу великого русского князя Андрея Александровича для его дражайшей любимой супруги. Вообще связи дома Boucheron и русской дореволюционной культуры, как мы уже неоднократно писали, очень значительны. Так, открытие магазина марки на Невском проспекте в самом конце XIX века почтила своим присутствием действующая императрица, супруга императора Николая II Александра Федоровна. Князь Феликс Юсупов великодушно и щедро упоминал Boucheron в своих знаменитых мемуарах: «Ювелиры Бушрона и Шоме прекрасно огранили Иринины бриллианты». Княгиня Ирина Романова, племянница последнего императора, в 1914 году стала женой одного из главных денди Российской империи. Вот почему на презентации Boucheron всегда так много русской прессы и русских клиентов, которые сегодня любят и почитают старую, почтенную марку.

В представленной коллекции целая россыпь подобных асимметричных колье, но флагманским украшением по старинке назначено очередное «Перо павлина». Если в классической версии на конце такого предмета победоносно сияет синий сапфир, то на этот раз Клер Шуасне, ведущий дизайнер дома Boucheron, установила в колье большой розовый сапфир. Этот выбор еще раз свидетельствует о том, что розовый цвет сегодня очень востребован в «высокой» ювелирной индустрии. Немалое внимание привлекает и еще один вариант колье «знак вопроса» – это украшение в форме венка из колосков, выполненных из ярко-желтого золота и дополненных белыми бриллиантами. Очевидно, что дом Boucheron на этот раз постарался дистанцироваться от нежной пастельной палитры, к которой прибегал последние шесть лет. В фокусе внимания яркие цвета и яркие камни. Как намекнули в самом доме, многие изделия «высокого» ювелирного искусства были приобретены клиентами еще в ходе презентации.

Ясен и еще один тренд: марки в ближайшее время постараются отказаться от «маленькой», едва заметной ювелирки, которой стало слишком много. Девиз «Бриллианты с самого утра», конечно же, не утратит полностью своего призывного значения, однако сегмент совсем крошечных, миниатюрных украшений будет сокращаться в пользу вещей куда более весомого коммерческого класса.

Эпоха экспериментов с еле заметными на руке и в ушах размерами явно подошла к концу: клиентам все же хочется, чтобы купленные ювелирные вещи были более заметными окружающей публике и стали менее интимными, приватными, частными. Одним словом, очередной виток «эры ювелирного тщеславия» не за горами

Здесь работает очень простой рычаг: купленное украшение следует выгуливать в обществе, драгоценность, особенно классического разлива, – вещь не только декоративно-прикладная, но еще и очень социальная. Драгоценный ювелирный статус полагается носить парадно, прилюдно, торжественно и, возможно, даже несколько вызывающе. Что только на руку самим ювелирам, которые явно несколько устали создавать совсем уж микроскопические драгоценности. Большие размеры позволят круче демонстрировать технические и эстетические навыки мастеров марок, а также показывать большее число хороших, а то и вовсе отменных драгоценных и полудрагоценных камней. Словом, все по старой формуле: размер имеет значение.