Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

Сложное в процессе изготовления, сложное в носке, всегда дорогое и не всегда удобное, однако любое украшение из Индии окажется волшебным в любой ситуации. Индийские драгоценные вещи давно и традиционно любят в Британии, США и во Франции. Их традиционно обожают и в России. И пример тому: всего несколько лет назад в Кремле прошла впечатляющая выставка исторических и современных индийских украшений, которая имела творческий и светский успех. Ювелирные вещи из различных индийских провинций – частые гости мировых аукционов. А современные индийские ювелиры (например, Вирен Багат по прозвищу Аладдин из Мумбая) легко соревнуются с ювелирами Cartier или Boucheron.

Первыми европейцами, кто оценил индийское искусство драгоценностей, оказались захватчики-англичане. В первой трети XIX века англичане вывозили из Индии не только огромные камни (о чем повесть «Знак четырех» Конан Дойля или роман «Лунный камень» Уилки Коллинза), но и украшения (многие хранятся в коллекциях высокопоставленных британских лиц). В свою очередь, индийские князья (они же махараджи, что в переводе означает «великие цари») самых разных «калибров» в последней четверти XIX века стали визитировать блистательный Лондон. Махараджи захотели «жить по-английски»: одеваться на Сэвил-Роу, питаться европейской едой, пить дорогие вина, любить хорошеньких женщин, посещать клубы и театры, заказывать украшения. Для заказа драгоценностей махараджи выбирали лучшие марки, например великий дом Garrard, много лет бывший поставщиком двора Виндзоров (в архивах этой самой старой британской ювелирной компании мне доводилось видеть эскизы индийских украшений). Английские светские дамы (а также дамы полусвета, вошедшие в моду вместе с королем-«развратником» Эдуардом VII) принимали от махараджей украшения и носили их в свете – так были налажены «особенные» драгоценные взаимосвязи Великобритании и Индии.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Однако махараджи, многим из которых была свойственна восточная хитрость, поняли, что царство настоящей роскоши и истинного разврата находится все-таки по другую сторону Ла-Манша – в Париже. И в начале XX века многие индийские «цари» переезжают в столицу Франции. Портные и ювелиры, изготовители чемоданов и производители «электрических карет», парфюмеры и рестораторы, виноделы и содержатели борделей, продавцы попугаев, собак и лошадей, а также собиратели редкостей – все, кто прославлял роскошную жизнь, были к услугам богатейших индусов.

Индийское влияние на парижскую культуру двух знаменитых формул savoir vivre и savoir faire быстро дало о себе знать. В начале 1920-х годов Cartier представляет инновационную ювелирную концепцию «тутти-фрутти», ставшую одним из символов не только марки, но и стиля ар-деко в целом. Тутти-фрутти, во-первых, наследовали принятой в традиционном индийском искусстве симметрии, а во-вторых, представляли собой совершенно особую работу с драгоценными камнями. Классические камни первого класса – сапфир, изумруд и рубин – подвергались сложнейшим гравировкам. В стиле тутти-фрутти Cartier выпускал колье, браслеты, броши (включая булавки), кольца. Сегодня вещи «тутти-фрутти», сделанные в Cartier (а техника запатентована), принадлежат к классу high jewellery. А портреты махараджей украшают флагманский офис дома Cartier на Rue de la Paix, 13.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Был и еще один знаменитый парижский ювелирный дом, с которым у махараджей сложились «специальные» отношения. Это дом Boucheron, основанный в Париже Фредериком Бушроном в 1858 году.

Конечно, у каждого парижского ювелирного дома существует своя собственная философия: так, к примеру, Van Cleef & Arpels – всегда нежность, романтика, свадьба, Chanel – смелость и независимость, а вот Boucheron – это фатальная любовь, роковая страсть

Так вот, в теплом апреле 1928 года на пороге флагманского бутика Boucheron (place Vendome, 26) появился очень грустный маленький индус – махараджа Патиала. Пришел индус не один и не с пустыми руками: служка нес за ним увесистый саквояж. Служащие бутика чуть не упали в обморок, увидев содержимое. На эти средства можно было легко построить второй Лувр! Махараджа Патиала рассказал свою печальную историю. Дело в том, что он был влюблен, но влюблен совершенно несчастливо. Бедный богатый человек много месяцев нещадно страдал от проказ шаловливого Купидона. И вот он решил заказать себе украшения, чтобы хоть как-то утешиться и развлечься. И пришел в Boucheron, который так любила его неверная возлюбленная, со своими собственными рубинами, изумрудами, сапфирами, бриллиантами и огромным количеством жемчуга. «Фатальные» ювелиры Boucheron выполнили заказ махараджи, создав великолепную «костюмную» (как того и требует индийское украшение, ведь это не просто драгоценность, а именно часть костюма) национальную коллекцию. В 2004 году ювелиры Boucheron издали новые индийские вещи – в память о том эпохальном заказе влюбленного махараджи.

Вся эта драматическая история стала известна автору этих строк не только из долгих и увлекательных бесед с современными мастерами Boucheron. Эта печальная сказка – о том, как можно утолить любовь драгоценностями, – широко известна в узких индийских кругах. И ее подробности мне рассказал уже современный махараджа, обитающий в правой части одного из самых больших отелей в мире – Umaid Bhawan, построенного по повелению махараджи по имени Умайд Сингх в 1920–1930-х годах в Джодхпуре (провинция Раджастан). Вот уже много лет этот циклопический гранд-отель, возведенный на высокой горе по английскому проекту, является титанической роскошной гостиницей в духе неподдельного ар-деко, которую обожают состоятельные туристы со всего света. Собственно, сама гостиница располагается только в левом крыле здания, а в правом крыле живет совершенно одинокий махараджа, успешный выпускник Оксфорда. Иногда к нему приезжают погостить его английские друзья по университету, и тогда вся веселая компания пьет виски до самого утра.

Старый ветер с Востока: почему индийское ювелирное искусство так популярно

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Я попросилась к махарадже в гости, и он с большим удовольствием пригласил меня на «стаканчик виски». Описать интерьеры его обитаемого «крыла» почти невозможно без восхищения: это истинное, нетронутое временем и реставрациями ар-деко – от мыльницы и пледа до ширмы и балконной мебели. Я рассказала махарадже, что являюсь ювелирным критиком и в Индии нахожусь в командировке. Он улыбнулся, вздохнул и рассказал следующую историю.

«В холодном феврале 1928 года друг нашей семьи махараджа Патиала потерял в Париже свою дорогую возлюбленную. Она умерла скоропостижно и от неизвестной болезни, и наш друг был абсолютно безутешен. Из тех драгоценных камней и жемчуга, которые предназначались его любимой, он решил сделать мемориальные украшения для себя самого. И отправился в магазин Boucheron. Там выполнили его заказ, с которым Патиала вернулся в Индию. Где сегодня эти украшения, никто не знает. А знаете, Катрин! И махараджи умеют любить!»

Вот почему индийское ювелирное искусство так неувядаемо популярно во многих «искушенных» в роскоши странах мира. В нем есть не только сила и красота, композиция и исключительные камни. В нем есть любовные, фатальные, роковые тайны огромной и почти неизвестной страны. И махараджи умеют любить.