Екатерина Истомина

Екатерина Истомина,
журналист

«В моде – ар-деко!» Эту бескомпромиссную, не знающую никаких преград фразу я слышу уже два десятка лет (именно столько я пребываю в парадном статусе ювелирного и часового критика). В моде – ар-деко! Один год за годом следующим, ювелирная выставка за выставкой часовой, уникальная коллекция за коллекцией инновационной: ар-деко всегда в моде. Просто потому, что из моды этот стиль никогда не выходит. Ар-деко – это всегда самая главная тенденция. Практически все ювелирные и часовые марки (кроме швейцарского дома Piaget, который выпустил первые часы после периода ар-деко, в 1942-м) на регулярной основе «питаются» архивами периода 1916–1939 годов.

Ар-деко – массовая стилистическая «болезнь». Так, например, великая женевская мануфактура Patek Philippe на протяжении многих лет издает свою классическую модель Calatrava от 1932 года. Марка Jaeger-LeCoultre из Валле-де-Жу каждый год «перепечатывает» легендарные часы Reverso (1936), а также миниатюрную ювелирную модель 101 Calibre (1929) и хитроумные настольные часы Atmos (1931). Французcкий дом Cartier не перестает выпускать трехцветное кольцо Trinity (1924, дизайн Жана Кокто), коллекцию «Пантера» (1916, это великое украшение опередило время, об этом ниже), часовые модели Tank (1919) и Pasha (1922).

Дом Van Cleef & Arpels ежегодно продает драгоценности с mystery setting («невидимая огранка», 1936), а также драгоценные сумочки-минодьеры (1932). Дом Boucheron предлагает индийские ювелирные вещи (первая «национальная» коллекция вышла в 1928-м). Старинная часовая марка Longines выпускает новые копии собственных часов от 1927–1929-х (линия Les Elegantes, полностью посвященная ар-деко). Флагманская модель гениального бренда Rolex – с полностью герметичной конструкцией Oyster («Устрица») – увидела свет в 1926-м и с того момента не изменилась ни на грамм. Ювелирный департамент модного дома Chanel почти ежегодно показывает вариации своей первой ювелирной коллекции – Bijoux de Diamants (1932). К стилю ар-деко обращаются в Bvlgari и в Zenith, в Omega и в Baume & Mercier, в Vacheron Constantin и в A. Lange & Sohne. Список «заболевших» марок можно множить до бесконечности, и все архивные вариации будут безупречными. Идеальными. Свежими. Модными. Словно их придумали вчера.

В чем же секрет такого продолжительного, постоянного успеха? Почему именно эта тенденция перманентная и ее не вытесняют никакие другие тренды? Почему нет такой огромной популярности у другого «большого» стиля, стиля-предшественника, – ар-нуво, ведь в нем работали буквально гениальные дизайнеры: американец Луи Комфорт Тиффани и француз Рене Лалик? Эти вопросы я задавала почти всем президентам «высоких» ювелирных и часовых компаний в ходе бесед и интервью. И каждый раз ответ на мой вопрос был индивидуальным: каждая компания находила в этом стиле, самом плодовитом в XX веке, что-то свое, персональное, что-то личное, сакральное.

Обратимся к истории предмета. 1916 год: дом Cartier выставляет в витрине своего главного парижского бутика (rue de la Paix, 13) необычную, восхитительную вещицу – прямоугольную часовую подвеску с черно-белым орнаментом (бриллианты и черный оникс). Подвеску придумал один из трех братьев Картье – Луи, рисовальщик и коллекционер. Инновационная и лаконичная подвеска Cartier, названная публикой «Пантерой» из-за графического орнамента, имела в Париже успех. Историки моды считают, что именно «Пантера» от 1916 года положила начало стилю, который только в 1925-м получил официальное название – ар-деко. «Имя» было присвоено в рамках Международной выставки современных и промышленных искусств, имевшей место в парижском Гран-Пале.

Справедливо считается, что ар-деко явился миксом модернизма и неоклассики. От неоклассики ар-деко унаследовал простые, ясные, симметричные, ориентированные на геометрию формы. От модернизма художники и промышленные дизайнеры взяли яркую цветовую гамму и многодельные орнаменты. Лаконичная симметричная форма, наполненная ярким цветом и равномерно распределенными деталями, – и вот готовый пример ар-деко. Удобный, практичный, спокойный стиль ар-деко не чета надрывному и драматичному стилю ар-нуво с его изломанностью и асимметрией.

Многие ювелиры и часовщики отмечают уникальное, поразительное свойство ар-деко: его удобство, практичность. Это важно в современном мире. Вещи ар-деко легки в быту, но при этом невероятно красивы – выдающейся, сочной декоративной красотой.

Пример такой практичности – легендарная часовая модель Reverso Jaeger-LeCoultre, представленная в 1936 году. Часы Reverso были придуманы для британских офицеров, служивших в Индии и игравших в поло. Переворачивающийся прямоугольный корпус Reverso Jaeger-LeCoultre позволял защитить хрупкое стекло от ударов мяча. «На гражданке» в Европе оригинальные часы швейцарской мануфактуры мгновенно добились популярности: и сегодня историки включают Reverso в «пятерку» главных часов XX века наравне с Tank de Cartier и Oyster Rolex (эти модели, как мы отметили выше, тоже принадлежат эпохе ар-деко). Красота вещи ар-деко заключается прежде всего в ее функциональности. Это и есть главный принцип успеха: предмет красив только тогда, когда он несет и выполняет свою функцию.

Ар-деко удивительным образом отразил потребности всего XX столетия (а особенно его первой половины): динамизм, скорость, удобство, практичность, жесткость. Это последний «большой» стиль в искусстве, так как он оказал влияние и на архитектуру, на мебель, посуду. Но не только. Ар-деко – это целая цивилизация, цельная культура.

Стиль, оформившийся в 1925-м, принес с собой необычный, новый тип женской фигуры – без груди, талии и бедер. И новую костюмную моду – в духе la garcone, «как у мальчика»: коктейльные узкие платья-футляры с бесконечной бахромой на подоле. Ар-деко – это и новый ритм жизни: процветали международные курорты и трансатлантические путешествия, вошли в моду пляж, загар, автомобильный, авиационный, велосипедный, мотоциклетный спорт.

Ар-деко подарил новый светский формат – не прежние парадные бесконечные молчаливые ужины, а бурные светские parties. Новые драгоценности – не аристократические фамильные колье-«ривьеры», а броские сотуары, или же длинные цепочки со стразом на конце. Не бал, а джаз. Не вальс, а фокстрот. Не шампанское, а коктейль

Не пузатые часы-луковицы (эти грустные золотые карманники с цепочкой для жилетного кармана), а лаконичные наручные – от дома Cartier, от мануфактуры Patek Philippe.

Что же именно привлекает часовщиков и ювелиров в ар-деко сегодня? В чем этот стиль современен, созвучен нам, живущим в XXI веке? Ответ, как мне кажется, довольно прост. Ар-деко удалось совместить декоративную, внешнюю красоту с глубинной функцией предмета. Другими словами, ар-деко смог наполнить промышленную физику настоящей лирикой. Приблизительно так отвечали на мой вопрос – почему снова стиль ар-деко? – президенты часовых и ювелирных марок. В заключение я приведу ответ бывшего CEO домов Cartier и Van Cleef & Arpels Станисласа де Керсиса: «Мы говорим “двадцатый век”, а подразумеваем ар-деко!» И правда, я не помню ответа лучше.