Юлия Манукова

Юлия Манукова,
стилист, редактор моды

Идею нарочитой небрежности нельзя назвать новой. Но несмотря на то что годы идут, а тенденции стремительно меняются, многие из нас по-прежнему мечтают научиться этому мастерству – одеваться классно, но без претензий. Массовая культура приписывает подобные таланты в первую очередь француженкам, а те и рады стараться, демонстрируя невыразимый парижский шик. Безусловно, он в чем-то набил оскомину, а может, дело в другом: самооценка или внутренние установки не позволяют нам выбегать из дома ненакрашенными и чувствовать себя прекрасно в обыкновенных голубых джинсах. Это одна из причин, почему мы завидуем равнодушным к стандартам красоты женщинам. Их лица естественны, не говоря уже о том, как они обращаются с собой. Неидеальные и ненарисованные, но ухоженные брови, яркие от красного вина губы, по-девичьи чуть запутанные волосы…

Не спешите расстраиваться. Эти приемы при большом желании легко повторяются. Еще есть вероятность, что французское умение как-то особенно себя подавать немного идеализировано. Что, если все эти beauty tips – не генетически встроенные коды, а банальное содержание инструкции, которой руководствуется каждая француженка. Наверняка все они отлично знают, чего от них ждут: умения быть «музой художника», – и эти стандарты уже относятся скорее к культурным и географическим ценностям, чем к какому-то самостоятельному стилевому течению.

Современные француженки по-прежнему похожи на муз, но время вносит свои коррективы: сегодня жительницы этой страны выглядят скорее как независимые и вольнолюбивые женщины, которые не стоят иллюзий по поводу отношений и мужчин в целом. Они самостоятельны, самодостаточны и уверены в себе, что, конечно же, отражается на внешности

Вся эта французская «психология» разнится с нашей. Несмотря на то что современные русские женщины делают первые шаги на пути к самодостаточности, все-таки многочисленные шаблоны передаются из поколения в поколение и не дают возможности для полной и красивой эволюции личности. Большинство из нас по-прежнему считает, что счастье женщины – быть при муже или на кухне, поэтому рука российской девушки всегда на пульсе и при параде, а вместе с ней и брови, укладки, макияж, замшевые сапожки. Какая уж тут небрежность, когда замуж пора и часики тикают? И вот в этой погоне за идеалами, перекраиванием себя, копированием тех, кто живет где-то там за океаном и счастлив, судя по фотографиям, наши женщины забывают проживать собственную жизнь в расслабленном и кайфовом состоянии.

Вне зависимости от собственного местоположения на карте любая женщина гармонична и чуть небрежна, когда она счастлива. Но этот путь к себе и своей идентичности настолько непрост и тернист, что куда быстрее и безопаснее переложить ответственность на другого, посвятив всю жизнь поиску того, кому себя можно наконец вручить.

На самом деле для себя одеваются не только француженки. Красота по-американски еще одно известное течение со своими яркими представительницами. Кэролин Биссетт-Кеннеди – жена последнего американского «принца» (Джон Фицджеральд Кеннеди – младший, сын 35-го президента США Джона Кеннеди), настоящая икона стиля девяностых – была невероятной красоткой и вошла в историю моды как королева минимализма. Она идеально воплощала аристократичную и элегантную небрежность, которая является словно синонимом врожденного вкуса и стиля. Кэролин была, по сути, первой, кто на самом высоком уровне ввел в моду принципиально новую философию. Носила простые футболки с сумками Birkin, леопардовое платье без притязаний на секси-образ, «комбинации» с массивными сапогами. Ее длинные светлые волосы всегда лежали самым естественным образом, максимум позволения – низкий небрежный пучок на вечер, который, скорее всего, делался за пару минут. На большинстве фотографий Кэролин без макияжа, лишь иногда с проблесками яркой красной помады ради вечернего мероприятия. При одном взгляде на любую фотографию этой женщины бросается в глаза, насколько она близка со своей натурой, и одно лишь это делает ее уже весьма привлекательной.

Последние годы дизайнеры явно ностальгируют по небрежности девяностых, которая выражается не в неряшливости, а в умении носить все что угодно без экзальтированности. Выглядеть в платье в цветочек не слащаво, а незатейливо и чуть лирично, а в анималистичных принтах – без намека на пошлость и грубость. Согласитесь, так могут действительно единицы, и не зря мы провозглашаем их музами. Будь то француженки вроде Лу Дуайон или англичанки на примере Кейт Мосс или Сиенны Миллер. И неважно, что они носят: короткие угги, леопардовую шубу или нитку жемчуга, – на этих женщинах все «усаживается» каким-то особенным образом. И этим навыкам не страшны ни годы, ни тенденции, потому что это больше, чем мода, это образ жизни и способ мышления, не иначе!