Полина Щеглова

Полина Щеглова,
колумнист

«В ее возрасте уже пора юбку подлиннее носить», «Пришла с таким декольте, как будто она в активном поиске», «С широкими плечами ей не стоит носить открытые платья», «Такой животик прятать нужно в слитном купальнике», – с наступлением совершеннолетия, а то и еще раньше, женщины попадают под прицел подобного рода комментариев от окружающих, которые решают, что можно показывать, а что нельзя. И ведь вроде взрослые образованные люди, а все равно занимаются полицейским досмотром чужих тел. В чем же причина и почему нам стоит научиться давать друг другу больше свободы в том, что касается демонстрации собственного тела?

Начнем с того, что одежда была придумана для вполне понятных прикладных целей – защитить кожу от внешнего воздействия и уберечь нас от холода или, наоборот, от чрезмерной жары. Вся остальная символика «прилипла» к одежде уже позже, с развитием разных культур и обществ, когда люди начали использовать свой внешний вид как моментальное сообщение, в котором окружающие прочитают самую важную информацию: к какой религии принадлежит человек, какого он пола, насколько он беден или богат, простоват или титулован, консервативен или неформален. Много веков подряд мужская мода и вовсе пестрила куда активнее женской: пока женщины занимались семьей и бытом в четырех стенах, мужчины вели светскую жизнь, кичились статусами и боролись за лучшее место в обществе. Естественно, не без помощи всяких там мундиров, кольчуг, блузок с жабо и прочих прелестей. И попробуйте только жилетку вражеского цвета надеть – сразу запишут в предатели, а то и казнят, чтоб остальным неповадно было. Но, казалось бы, эти случаи сейчас только в исторических книжках остались. А на практике тот же самый придирчивый контроль теперь нависает над женской одеждой. Без гильотины, конечно, но с уверенным и наглым проникновением в чужие дела и тела.

Давайте задумаемся, откуда у нас вообще появляется этот импульс к критике? Из соображения того, что есть некие стандарты и идеалы, которым непременно нужно соответствовать. То есть сначала мы определяем, что такое «красиво»: пышная грудь, тонкая талия, длинные ноги, коленки без морщин, – а потом разрешаем или запрещаем это демонстрировать. Предположим, если у девушки фигура на зависть, ей можно оголиться, но тоже в определенных пределах, чтобы ее не приняли за легкодоступную. А если ей уже за 50, то светить своими обнаженными частями тела – пусть даже это будут коленки, не стоит, ведь она уже не сексуально привлекательна, как 20–30 лет назад.

Получается, что тирания женского оголения проходит через мужской вкус, а вкладывается в уста самих же женщин. Мужчин привлекают юные, стройные и фигуристые, а лучше вообще идеальные – вот им можно демонстрировать свои прелести, и то аккуратно, а всем остальным, кто не дотягивает до стандарта, надо «невыгодные» части тела прикрывать

Мужчина решает, какая нагота его возбуждает, а дерутся между собой женщины, злобно комментируя себя самих же: одна при размере груди 70А надела глубочайшее декольте, другая осмелилась не прикрыть свои чересчур худые ключицы, третья ну совсем обалдела и вышла в мини-юбке при далеко не изящных ногах. На костер их всех!

А теперь доля здравого смысла: разве может ваше же собственное тело настолько ограничивать вас в выборе одежды? Почему нельзя демонстрировать маленькую грудь, если она также кого-то возбуждает и вы ее обнажаете во время секса? Ну или тогда мужчинам с маленьким членом нужно вообще запретить приближаться к женщинам, ведь даже статистика говорит, что с ними удовольствия будет меньше. А чем виноваты худые ключицы, которые невозможно сделать полнее никакими хитростями и которые тоже хотят наслаждаться солнцем в открытых летних платьях? С чего вдруг короткая юбка, у которой есть вполне логичные и достоверные преимущества (летом – нежарко, зимой – свобода движения), должна проходить «полицию моды» и быть допущена только к определенным ногам? Как и мини-шорты, и короткие платья, и легинсы, и большая часть женской одежды. Только мешок не поддается критике, и то это неверно: красивой девушке нельзя носить «мешки», потому что так мужчины не смогут разглядеть ее прелести. А некрасивым все можно, но на мужское внимание и комплименты эти неудачницы могут не рассчитывать.

Пора бы уже прекратить мерить каждую вещь этим далеким от реальности идеалом. Да, у кого-то ноги длиннее, а у кого-то – шея, кто-то переел за праздники, а кто-то всю жизнь даже при питании «все включено» не может ничего сделать со своей угловатой фигурой. Прекратив терроризировать других, мы в первую очередь облегчим существование и самим себе – например, перестанем заморачиваться в примерочной насчет «полнит/худит», «украшает или нет», а больше внимания будем обращать на качественный крой и приятные на ощупь ткани. Возможно, именно в этот момент многие из нас примирятся и со своим собственным телом. Потому что если нам чего-то и не хватает, так это свободы в отношении своего тела. Не просто «куда хочу, туда и пойду», а четкое осознание, что вы и ваше тело – не враги, а верные союзники. Что вам не нужно бороться против чего-то лишнего, скрывать что-то якобы неэстетичное, надевать на себя что-то утягивающее и явно некомфортное. И неважно, сколько вам лет и использовали ли вы на полную абонемент в спортзале, – важно, что вы со своим телом – одна команда. А нравиться мужчинам «по стандартам» – затея крайне сомнительная, ведь нравитесь-то не вы, а эти самые стандарты, и неизвестно, как долго вам удастся им соответствовать…