Модной индустрии в этот непростой 2020 год пришлось как следует выкручиваться, принимать поражения, смиряться с реальностью. Одной из заметных тенденций стало очередное возвращение эпохи 90-х с участием таких супермоделей, как Кейт Мосс или Наоми Кэмпбелл. Но в нынешних реалиях это звучит не только как мотив ностальгии, но и как желание верить в счастливое будущее. Например, в письме главного редактора британского Vogue Эдварда Эннинфула можно найти верные слова на этот счет:

«Следующий год, возможно, будет еще более непредсказуемым, поэтому нам всем нужно утешение и что-то захватывающее. Как Кейт Мосс, которая будет всегда, что бы ни происходило в мире»

Ее появление на январской обложке британского Vogue 2021 года, спустя 28 лет после дебюта в журнале, как раз можно расценивать как спасательный круг для всех участников фешен-сообщества.

Кейт Мосс для Vogue France, сентябрь 2022. Фото: @katemossagency

Модные дома возвращаются к своим ДНК, не стремясь заигрывать с публикой, а предлагая то, в чем они уверены и за что их полюбили. С супермоделями та же история. Их знают так же хорошо, как голливудских актрис, и куда лучше, чем героев социальных сетей, блогеров и инфлюенсеров. Даже несмотря на то что сегодня известность измеряют не деньгами, а социальной востребованностью, Наоми, Синди, Кейт и прочие королевы подиума соответствуют современному звездному статусу, так как за ними следили еще до наступления эпохи соцсетей. Кроме того, их популярность сегодня можно объяснить интересом к старшему поколению: миллениалы и зумеры интересуются девяностыми и нулевыми, примеряя на себя довольно-таки взрослые, а иногда и совсем ретроспективные образы, которые продвигают модные трендсеттеры вроде Gucci или Prada.

Кристи Тарлингтон на показе Fendi. Фото: @cturlington

Но удивительный феномен можно обнаружить в том, что эпоха супермоделей и правда закончилась в 1990-х: глянец искал новых героинь со стремительной славой «здесь и сейчас», а супермодели со временем «разбрелись» по личным проектам и бизнесам, научившись участию в съемках «не меньше чем за десять тысяч долларов». Кто-то занялся созданием личных брендов, ударился в экоактивность или благотворительность, но жизнь показала, что без них мода не будет столь содержательной и полной.

Дизайнеры и без кризиса то и дело приглашали супермоделей для участия в показах, совершенно точно зная, что это вызовет резонанс. Как ни крути, увидеть 50-летнюю Наоми Кэмпбелл на подиуме дорогого стоит. Почему это происходит, примерно понятно: модели предыдущего поколения – это отличный способ сделать акцент. Глаз на подиуме выхватывает их сразу, происходит моментальное и радостное узнавание. Топ-дивы оттеняют юных девочек, о которых на самом деле знают только кастинг-агенты, даже не фешен-редакторы и уж тем более не публика, которой по большей части все равно, что это за «новые имена».

Наоми Кэмпбелл для W Magazine. Фото: @naomi

Кстати, Apple TV+ начали работу над документальным фильмом о легендах подиума под названием «Супермодели». Это будет история о первых топ-моделях, да и главных звездах 90-х – Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Линде Евангелисте и Кристи Тарлингтон. В анонсирующем посте Синди Кроуфорд писала:

«Я рада воссоединиться с моими подругами, чтобы изучить, как супермодели смогли разрушить все стереотипы и ограничения, сопровождающие нашу профессию. Мы планируем исследовать роль личности в изменении целой культуры, которая и сформировала культовую эпоху 90-х»

Линда Евангелиста для Vogue. Фото: @lindaevangelista

Возможно, вопрос остается открытым: откуда столько внимания и признания, ведь жизнь не стоит на месте? Дело все в том, что мы к этим «небожительницам», скорее всего, уже привыкли. Они были и остаются честными, харизматичными, никого не изображающими, как это можно встретить сегодня у представителей новых поколений. Женщинам приятно ассоциировать себя с Синди, Линдой и другими законодательницами (иконами!) моды и стиля, которые с годами становятся только красивее и интереснее. И как бы ни менялась социальная повестка с равноправием, гендерами и так далее, все мы хотим верить в ту самую Кейт Мосс, которая «будет всегда», невзирая на то, что это горькая, но очень красивая иллюзия.