Еще примерно пять лет назад радикальные настроения модной индустрии на тему женской фигуры были просты и понятны: на подиуме – худенькие модели, на обложках спортивных журналов – модели худенькие, но накаченные, а женщины «в весе», не имеющие какого-то специального определения в рекламе, базировались исключительно на плакатах районных магазинов одежды вроде «Пышечка» или «Знатная дама» (да, вы удивитесь, но они все еще существуют – и именно с такими названиями). Предполагалось, что девушки с размером больше американского 00 должны были «пристраиваться» к первым и старательно худеть.

Диктатура стандартов неожиданно ослабела в 2011 году, когда модная индустрия вдруг пережила бум plus size и резво взялась за продвижение здоровой и аппетитной фигуры с формами. Девушки, которые не могли похвастаться размером и параметрами Карли Клосс, вдруг стали мелькать на обложках журналов и на подиуме (первыми экспериментаторами были модные дома Jean-Paul Gaultier и Mark Fast). Казалось, вот оно, революционное свержение «вешалок» с их пьедестала и торжество натуральной женской красоты! Эффектная и совсем не худенькая брюнетка Кристалл Ренн стала пионером среди моделей, которые продвигали новые пропорции женского тела в глянце. Певица Адель возглавила все чарты сразу и доказала, что для того, чтобы быть певицей номер один, не нужно быть худой тростинкой. Кристина Хендрикс своими формами внесла вклад в успех сериала «Безумцы», а роскошная нидерландка Лара Стоун покорила редактора французского Vogue Карин Ройтфельд и продемонстрировала, что у топ-модели все-таки может быть большая грудь (а Кейт Аптон позже подтвердила, что у нее может и не быть талии). Модные марки ответили на этот либеральный тренд как положено в капиталистическом обществе – быстро и с извлечением выгоды, пополнив свои коллекции дополнительной линейкой plus size – от 52 размера и выше.

Адель Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

Кристина Хендрикс e1416925896310 Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

Спустя почти четыре года существования термина plus size как надежды на то, что модная индустрия действительно расширит свои взгляды и наконец-то присоединится к гуманной идее о том, что свое тело действительно можно и нужно любить любым, если оно здорово, можно официально признать крах этой либеральной с виду идеологии. Оказалось, что plus size не больше и не меньше, чем уважительный синоним слова «толстая», и применяют его в точно таком же релятивном ключе. Последняя рекламная кампания нижнего белья Calvin Klein это доказала: участвующую в ней 27-летнюю Милу Далбезио назвали моделью plus size, в то время как девушка носит американский размер 10, равный русскому 44–46.

elle 02 myla blog e1416924898956 Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

elle 00 myla blog Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

Почти одновременно с этим случаем под ливень общественной критики попал еще один пример того, как индустрия делит женщин на «худых» и «остальных». Бельевая марка Victoria’s Secret представила новую коллекцию нижнего белья и сопроводила постер с длинноногими красотками вроде Кэндис Свейнпол или Лили Олдридж заголовком «Идеальное тело», наглядно продемонстрировав нам, каким же стандартам должно соответствовать тело, чтобы таковым называться. Более 30 000 человек подписали петицию в пользу изменения рекламного слогана. Его и вправду вскоре убрали, оставив не слишком понятный A Body For Every Bdy взамен, а также принесли извинения. За что? За то, что в очередной раз напомнили нам, что в этом жестоком мире можно быть либо худышкой Кэндис, либо терзаться голодом в слезах у холодильника, чтобы однажды, возможно, ею стать.

4 1024x576 Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

 

Практически в одно и то же время с Victoria’s Secret извиняться пришлось и компании Topshop. Британцы круто и очень смешно «накосячили» с манекенами: одной из посетительниц магазина в Англии пришло в голову сфотографироваться рядом с манекеном и выложить сравнительный результат в Twitter. И смех и слезы заключаются даже не в явном несоответствии конечностей, которые у манекена не имеют ничего общего с нормальными человеческими пропорциями, а в ответе представителей марки Topshop, которые оправдались тем, что у всех магазинных манекенов якобы нормальный 10-й английский размер (равный российскому 42–44). Возвращаясь к Далбезио и ее размеру 44–46, понимаешь, что это просто чудеса оптической иллюзии!

11 Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

 

Вот так слишком худые победили и продолжают побеждать не только толстых, но и нормальных. Рамки так называемой «идеальной» фигуры четко очерчены, и выходить из них по-честному пока никто не собирается. А что же, plus size не спасет наш мир? Можно сказать, что, как только в него попала девушка с 44-м размером одежды, этот концепт лопнул как мыльный пузырь. Более того, после скандала Мила Далбезио призналась, что фактически стала моделью «увеличенного формата» не по своей воле: девушка старательно желала похудеть, сидела на жестких диетах, пила таблетки для подавления аппетита и довела себя до булимии, но результата так и не достигла и решила заработать на имеющемся весе. Неизвестно, таким ли путем шла к похудению Кристал Ренн, но за два с небольшим года из plus size она вдруг «перебежала» в самый обычный модельный класс и стала любимой моделью-«тростинкой» Зака Позена.

44 e1416925489935 Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

Zac Posen Pre Fall 2013 Look book 4 e1416925534749 Либо худые, либо толстые: почему модная индустрия так не любит слово «нормальный»?

Если уж plus size модели худеют, что же остается тем, кого они своими формами должны вдохновлять? Похоже, для того чтобы по-настоящему сделать рывок в пользу нормальной и здоровой фигуры, недостаточно просто один раз в год и с шумом напечатать в Vogue моделей с пышными формами в нижнем белье и раскричаться, как же мы любим женщин «всех форматов». Нужно менять сам подход к женскому телу в целом и идти к разнообразию не через противоречия «худой/толстый», а через более корректное определение «нормальный», под которое действительно подходит любое здоровое женское тело.