Мода работает по признаку маятника: как только ее вектор достигает крайней точки в одном направлении, стрелка устремляется обратно к абсолютно противоположной тенденции. В мужской моде, в частности, мы отметили эту логику в своеобразном противостоянии топовых дизайнерских марок и марок демократичных: в последние несколько сезонов первые стали откровенно возвеличивать чересчур женственную мужскую сексуальность, эксплуатируя образы субтильных длинноволосых юношей с тонкими чертами лица, а демократичные марки, стараясь не терять «связь с народом», наоборот, сосредоточились на образе ламберсексуала - гипермужественного субъекта в мешковатой одежде, с бородой и выражением лица вашего соседа по даче, который понял, что вы развели костел слишком близко к его огороду. Потеряв надежду на реинкарнацию мужчины нормального, мы решили поразмышлять, стоит ли давать бородатым и брутальным шанс?

Nicopanda by Nicola Formichetti весна лето 2015 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Рекламная кампания 2Rag Bone весна лето 2015 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Сам по себе этот натурализм в определении мужской сексуальности был и останется всегда как часть истории человечества и ностальгия по первобытным картинам жизни, в которых мужчина-охотник выходит из леса с добычей, олицетворяя собой лидерскую мощь и силу. Несколько тысячелетий спустя этот символ брутального всемогущего мужчины, который (подразумевается!) и кабана в лесу завалит, и целую сосну разрубит в щепки, – культивируемый образ маскулинности, который отлично продается. И если задуматься над тем, что большинство работников модной индустрии – это женщины, которым воспитание предопределило искать сильного и на все способного защитника, то тиражировать с их помощью брутальных лесорубов оказывается гораздо проще, чем нежных мальчиков-поэтов. В отсутствие золотой середины инфантилизм и излишняя приторность в мужских образах как символы новой маскулинности с треском проигрывают маскулинности «старой» – тому самому дровосеку-лесорубу-садовнику, который ни за что не наденет ни оборки, ни розовую сеточку.

Рекламная кампания Louis Vuitton весна лето 2015 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Рекламная кампания Missoni весна лето 2015 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Демократичные марки, и в частности деним-марки среднего звена, которые по определению должны быть поблизости от дизайнерских идей, но и недалеко от народа, балансируют на грани: женственные персоны мужского пола им неинтересны, потому что люди пока не готовы это покупать, обычные студенты и клерки давно наскучили всем, а вот образ брутального верзилы куда ближе к реальности улиц, по которым в большинстве своем ходят мужчины, не имеющие ни времени, ни желания выглядеть как студенты арт-колледжа из рекламы Louis Vuitton или как озабоченные собой метросексуалы из рекламы Dsquared2.

Аргентинская модель Максимилиано Патане 2 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Аргентинская модель Максимилиано Патане 1 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Пока эти самые молодые поэты и мужчины-лани доминируют на подиумах, на страницах журналов за них «отдувается» куда более колоритный контингент, например, аргентинец Максимилиано Патане с внешностью Робинзона Крузо, который зарабатывает себе модельные контракты исключительно из-за того, что умеет повышать градус брутальной маскулинности так, что у противоположного пола невольно ощущается легкая дрожь в коленях.

Французская модель Патрик Птижан для Adolfo Dominguez осень зима 20142015 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

1Французская модель Патрик Птижан для ELLE Man France Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Его коллеги Патрик Птижан и Параскевас Бубуракас из того же теста. Француз Птижан, рекламируя мужские костюмы, выглядит как сам Иисус Христос, которого срочно позвали на ответственное совещание, но куда больше этих костюмов ему идут теплые пуховики с мехом и хэмингуэйевские свитера, в которых он напоминает то ли самого Эрнеста, то ли того самого рыбака из книги «Старик и море». Грек Параскевас Бубуракас чертовски хорош в съемках на сказочные темы, где он изображает то рыцаря, то викинга, то варвара – правдоподобно и с долей брутальной экспрессии, которую точно не одобрил бы ни Раф Симонс, ни Эди Слиман.

Греческая модель Параскевас Бубуракас 2 Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Греческая модель Параскевас Бубуракас Брутальный лесоруб – наш новый модный герой?

Кто же победит в конце концов: поэты или дровосеки, – мы боимся гадать, но, пока мода стремится разрушить гендерные стереотипы быстрей, чем их разрушает само общество, у вторых шансов все еще много. По крайней мере, наше поколение пока предпочитает дружно хихикать при виде мужчин-неженок в розовом и в юбках с показов на Неделе моды в Лондоне и неровно дышать при виде Патрика, Максимилиано, Параскеваса или подобных им героев streetstyle-хроник, а не наоборот. А если вы дышали ровно-ровно, то, скорей всего, пролистали этот материал слишком быстро…