Мария Панова

Мария Панова,
врач-невролог, топ-блогер ЖЖ

Периодически я собираю комбо из медицинских мифов, что чаще всего слышу от пациентов и их родственников. Статистика время от времени меняется: например, безоговорочная вера в гомеопатию сменилась на робкую надежду, что любую болезнь можно излечить у остеопата, а главный критерий его эффективности – стоимость одного приема не менее 10 тысяч рублей.

Я предлагаю читателям проверить себя и перечислю популярные убеждения, которые не имеют никакого отношения к действительности.

«Нервные клетки не восстанавливаются»

Как это убеждение может мирно сосуществовать с мыслью, что после инсульта очень надо прокапать курс из «восстанавливающих мозг» капельниц, для меня загадка. И все-таки правда куда более оптимистична: нервные клетки восстанавливаются. Даже у взрослых. Правда, области, в которых это восстановление возможно, ограничиваются гиппокампом (он отвечает за память) и обонятельной луковицей (название области соответствует ее функции).

Но восстановление нервных клеток далеко не главное в катастрофичной ситуации, когда болезнь приводит к гибели нейронов. Соседние нервные клетки могут частично брать на себя функцию утраченных, формируя новые связи с «собратьями». Именно обилие этих связей и обеспечивает восстановление утраченного или обучение новому, и называется оно «нейропластичность». Именно эта опция помогает человеку восстановиться, например, после инсульта – иногда почти полностью!

«Старческий маразм не минует никого»

Во-первых, диагноза «маразм» в медицине попросту не существует. Есть понятие «снижение когнитивных функций», которое имеет градации от легкого до грубого. Выраженное снижение когнитивных функций – это деменция.

Когнитивные функции с возрастом в норме несколько снижаются. Есть генетические механизмы этого печального явления, но куда чаще когнитивные нарушения развиваются по мере старения «от неиспользования». Это та самая ситуация, когда человек с нетерпением ждет выхода на пенсию, чтобы ничего не делать, и в первые же два года безделья сдает настолько сильно, что бывшие коллеги только диву даются.

Если же мозг регулярно получает свою долю разнообразной интеллектуальной нагрузки, посильных для решения задач и вызовов, он будет стареть куда медленнее. И при хорошем стечении обстоятельств такой мозг обеспечит владельцу старость с ясным умом и достаточно крепкой памятью.

«Деменцию можно вылечить»

С этой надеждой родственники пациента приходят к психиатру или неврологу: «Доктор, мы обошли столько врачей, и никто нам не помог… На вас последняя надежда!» Смотришь назначения коллег и обнаруживаешь вполне адекватные рекомендации, которые призваны максимально затормозить процесс распада и упростить жизнь близким больного человека.

Увы, деменцию вылечить нельзя

Однако чем раньше она диагностирована, тем больше можно успеть сделать для человека и его близких: провести психологическую подготовку к будущим трудностям, объяснить, как рационально выстроить жизнь и быт больного, акцентировать внимание на медицинских показателях, которые стоит постоянно контролировать.

Но чудес, к сожалению, не бывает. Распад личности необратим, и нет такого лекарства, которое могло бы по кирпичикам собрать ее обратно. Впрочем, полезно помнить, что есть болезни, которые лишь маскируются под деменцию и поддаются лечению, именно поэтому помощь квалифицированного врача необходима в любом случае и на любой стадии болезни.

«Если долго пить таблетки, они вызовут привыкание»

Страх пациентов подсесть на антидепрессанты хорошо известен любому неврологу и психиатру. Чуть менее популярная история – опасение гипертоника впасть в зависимость от таблеток, снижающих давление.  Есть отчаянные противники антибиотиков, которые считают, что первая же таблетка вызовет устойчивость всех возможных микроорганизмов и гарантирует больному серьезные проблемы в будущем.

При этом почти никто не боится пить комбинированные анальгетики или препараты, которые содержат транквилизаторы. В то время как первые регулярно становятся причиной абузусной головной боли, когда пациента долго и мучительно приходится «снимать» с таблеток, что он привыкает пить горстями. А во втором случае больной превращается в вечно страждущего найти врача, который выписал бы очередной рецепт, и еще один, и еще.

Реальная ситуация такова: механизмы развития лекарственной зависимости отличаются. Некоторые препараты могут вызывать зависимость, а потому длительность лечения ограничивается безопасным промежутком времени, а врач непременно предупреждает о возможных опасностях. Но антидепрессанты зависимости не вызывают. Так же, как и таблетки от давления. И те и другие препараты могут быть назначены пожизненно. Но не потому, что доктор заинтересован «завербовать» как можно больше клиентов, чтобы те вечно обогащали фармацевтические компании. У пожизненного назначения препаратов всегда есть свои причины, и специалист обязательно расскажет о них, особенно если спросить его об этом на приеме.

«У счастливых людей не бывает депрессии»

Вот бы и в самом деле все было так просто: счастливый человек улыбается и машет, а несчастливый получает рецепт на антидепрессанты и тоже становится счастливым.

Но, увы, есть внешние факторы, которые провоцируют развитие психических заболеваний (не только депрессии, кстати): ссора с близкими, проблемы на работе, неразрешимые конфликтные ситуации, безденежье, необходимость переехать в другую страну… А есть факторы внутренние. Предполагают, что это какие-то генетические механизмы, которые нарушают нормальную биохимию и запускают болезненный процесс, хотя внешне человек имеет абсолютно все, чтобы ощущать себя счастливым.

Депрессия может возникнуть у любого из нас

Точно так же, как опухоль необязательно разовьется у злостного курильщика. В конце концов, и руку сломать себе может как спортсмен-экстремальщик, так и бабушка – божий одуванчик.

«У гипертонической болезни есть причины, и их обязательно нужно найти»

Без преувеличения, мне регулярно приходится говорить с десятками пациентов-гипертоников, которые обратились к врачу, были обследованы, получили безупречные рекомендации кардиолога. Но дальше они ничего из назначенного не делают, а докторов, их обследовавших, считают шарлатанами: «Ведь мне так и не объяснили причин моей гипертонии».

Да, иногда к повышению давления приводит крошечная опухоль в надпочечниках. Иногда проблемы с почками превращают человека в гипертоника. Но чаще всего причины гипертонической болезни кроются на генетическом уровне, и современная медицина не достигла пока того уровня развития, чтобы кардиолог мог достать из стола макет того или иного гена, показать пациенту и сообщить: «Вот ваша причина. Она ошибочно меняет вам синтез такого-то белка, из-за чего ваши почки, сосуды и сердце начинают вести себя неправильно и повышается давление. Сейчас я направлю вас в клинику, где врач возьмет микроскопическую отвертку и поменяет вам в генотипе все так, чтобы повышенного давления не было».

Все, что кардиолог может сделать, – это объяснить: гипертоническая болезнь отчасти развивается из-за невезения в генетической лотерее, отчасти – из-за образа жизни и прочих факторов, на одни из которых можно повлиять, а на другие – нет. Но для некоторых наших пациентов это слишком сложно. Им хочется простых объяснений и простых решений. Желательно – незатратных. И еще лучше – не требующих отказаться от вредных привычек и пожизненно пить таблетки (где-то тут они и попадают в руки недобросовестных остеопатов, которые «правят» им первый шейный позвонок и обещают волшебное исцеление, и безумных гомеопатов, которые держат наготове чемодан сахарных шариков и сладких обещаний сделать все «как было до болезни», но это совсем другая история).

В завершение статьи хочется пожелать всем критического мышления. Оно – ваш главный оберег в неспокойные времена, когда активизируются желающие нажиться на вашей медицинской неосведомленности.

Будьте здоровы!