София Гарбовская

София Гарбовская,
редактор ленты новостей

Канье Уэст успел позвонить диджею Next на радиостанцию, повторяя одну и ту же фразу «Я тебя люблю» на протяжении нескольких минут; уволить своего менеджера; публично поддержать в своем Twitter самую одиозную фигуру для американцев – Дональда Трампа (совершенно неожиданный для рэпера шаг, особенно если учесть, что Трамп ущемляет права афроамериканцев)... И все это произошло буквально недавно за короткий отрезок времени. «Да что с тобой такое? Ты вообще в себе?» – недоумевают поклонники в комментариях на страничке музыканта. Все слишком хорошо помнят, как в 2016 году Канье лежал в реабилитационном центре с диагнозом «нервное истощение» – его мучили панические атаки и бессонница, поэтому неудивительно, что фанаты рэпера начали не на шутку беспокоиться за психическое здоровье своего кумира.

На защиту эксцентричного поведения мужа решила встать Ким Кардашьян. «Для всех медиа, которые пытаются демонизировать моего мужа, – позвольте мне сказать кое-что... Ваши комментарии о том, что его твиты эксцентричные и тревожные, меня пугают. Вот так быстро взять и повесить на него ярлык психически неустойчивого просто потому, что он ведет себя экспрессивно и всегда был таким, – это просто несправедливо», – возмутилась Кими у себя в Twitter. Также она добавила, что увольнение личного менеджера еще не признак душевной болезни, как и симпатия к действующему президенту США. «Канье – свободомыслящий человек. Разве это запрещено в Америке? Только потому, что его мысли отличаются от ваших, вы решили, что у него проблемы с психикой?»

Правда, даже Ким не раз признавала, что всем членам семьи Канье приходится нелегко, когда он увлечен каким-нибудь проектом. А источники и вовсе утверждают, что рэпер на полном серьезе считает себя Богом и гением и никто ему не указ. «Если Канье приходит в голову идея, он запросто может прислать в полтретьего ночи 23 взволнованных сообщения – просто чтобы поделиться своими мыслями и обсудить их. Как будто он открыл лекарство от рака... Да, он человек творческий, конечно, но иногда он переходит всякие границы».