Анна Иванова

Анна Иванова,
журналист

Осенью прошлого года ходили слухи о том, что Олег Меньшиков болен коронавирусом: тогда Московский драматический театр имени Ермоловой отменил спектакли с его участием, но никак не комментировал разговоры о состоянии худрука. Однако на днях актер стал гостем youtube-шоу Светланы Бондарчук «Света вокруг света», где впервые рассказал, что в тот момент был серьезно болен. Оказалось, что во время плановой операции Меньшиков впал в кому, а врачи готовили его жену Анастасию к самому плохому исходу событий:

Я полгода назад неделю был в коме. Об этом никто не знает, кроме Насти и совсем ближнего круга людей. У меня была запланированная операция, ничего необычного, но, как сейчас говорят, что-то пошло не так. Падает давление, останавливается сердце, вплоть до такого состояния, что врачи говорили Насте готовиться к худшему

Артист также прокомментировал общепринятые представления о коме, когда люди видят свет в конце тоннеля:

«Я не видел никаких тоннелей, никакого света. Я помню, что я летал, был на премьерах, был в космосе, на каком-то корабле, на каком-то безумном спектакле»

Меньшиков поделился, что его жена целую неделю, пока актер был в коме, очень переживала и не могла ни с кем общаться:

«Она ни с кем не разговаривала, не подходила к телефону»

Артист признался, что после комы стал смотреть на жизнь по-другому:

После этой комы я понимаю, что у меня произошел сдвиг, понимание, появилось несколько другое отношение к тому, что вообще здесь с нами происходит. Вдруг чуть-чуть другой взгляд возник

В интервью Олег Меньшиков рассказал, почему предпочитает не делиться подробностями своей личной жизни с прессой:

«Я давно понял, что наша чрезмерная открытость никому не нужна. Когда ты известный человек, люди хотят, чтобы ты был открытым, чтобы им было приятнее и легче с тобой разговаривать. Но ведь наши все проблемы никогда не нужны. Что бы там про себя ни рассказывали, по большому счету это никого не волнует. Это сейчас мы можем рассказывать обо всем и про все, а ведь раньше даже про болезни свои считалось рассказывать неприличным».