Номинация на лучшую женскую роль второго плана от Critics Choice Awards, звание «Лучшей актрисы второго плана» от Ассоциации кинокритиков Лос-Анджелеса и вторая номинация на «Золотой глобус» – вот что принесла Дженнифер Лопес роль Рамоны из «Стриптизерш», и это только за три месяца с момента премьеры. Однако работа над фильмом заставила Джен не только хорошенько потрудиться, но и переосмыслить свою женскую природу: об этом она рассказала изданию The New York Times.

«Рамона независимая. ”Мне надо привлекать парней, хочу, чтоб меня любили, ко мне тянулись, давали мне деньги“ – это все не про нее. У нее есть дочь, и Рамона – как мама-медведица: может быть заботливой и любящей, а, когда надо, может и ударить ножом. Мне нравится, что мы не видим ее с мужчиной. Кроме тех случаев, когда она работает в клубе», – рассуждает Лопес.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

«Я всегда была романтичной, ценила отношения и стремилась к ним, а эта женщина – полная противоположность меня. Пока я играла ее, носила эти высокие туфли, была в ее шкуре, я осознала, что на самом-то деле я одна, я сама по себе. Вот этому я должна научить свою дочь. Можно быть самостоятельной. Женщин этому редко учат», – добавила Дженнифер, которая, напомним, воспитывает 11-летних близнецов Эмму и Макса. Своего персонажа актриса сравнила с героем Джо Пеши в «Славных парнях», где он сыграл одного из самых харизматичных и запоминающихся мафиози в истории кино – Томми де Вито.

«Киноиндустрии не хватает женских героинь, похожих на Томми, – считает Лопес. – Рамона – одна из немногих, кто ни в чем ему не уступает».

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram