Мать принцесс Евгении и Беатрис и лучшая подруга покойной леди Дианы, Сара Фергюсон даже после развода со своим мужем принцем Эндрю в 1996-м осталась с ним близка. А вот отношения с монаршими родственниками у герцогини Йоркской с самого начала были напряженными: непосредственная и живая Сара пришлась не ко двору аристократической верхушке и играть по правилам не желала. Кого-то нам это напоминает…

«Я прекрасно понимаю герцогиню Меган и знаю, через что она сейчас проходит, – заявила бывшая невестка Елизаветы II в интервью Vogue Arabia. – Думаю, она современная и потрясающая. Она была знаменита и прежде. Она великолепна. Почему люди просто не хотят признать это?»

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

«Могу ли я ей что-то посоветовать? – добавила Сара. – Я зареклась давать кому-либо советы, потому что обычно их вырывают из контекста, но я побывала в шкуре Меган, да и до сих пор, если честно, в ней нахожусь. С годами становишься более стойким и толстокожим… Негатив всегда есть, он может быть очень утомительным и грустным, подлым и грубым. Я ненавижу издевательства и отчаянно сочувствую боли, которую переживает Меган, потому что тоже переживала ее когда-то».

Герцогиня Йоркская знает, о чем говорит. Британские СМИ относились к супруге принца Эндрю, как токсичный родитель к своему ребенку: то наперебой восхищались ею, то издевались над ее внешним видом и лишним весом (так, в свое время Сара с легкой руки журналистов получила прозвище Duchess of Pork – «герцогиня Свинляндии»). Прислушается ли герцогиня Сассекская к словам своей старшей «подруги по несчастью», покажет время. Ну а пока Меган и Гарри находятся в 6-недельном отпуске в США, где не только наслаждаются долгожданным покоем, но и строят планы по расширению своего благотворительного фонда Sussex Royal Foundation.