София Гарбовская

София Гарбовская,
редактор ленты новостей

В прошлом сентябре в финале Открытого чемпионата США по теннису Серену Уильямс оштрафовали на $17 тысяч за словесное оскорбление судьи, и спортсменка лишилась кубка. Арбитр Карлос Рамос дал ей штрафное очко за подсказку, которую тренер Серены попытался дать своей подопечной, а та, в свою очередь, назвала судью вором и отказалась извиняться за это.

«Знаете, сколько мужчин делают вещи гораздо хуже, и им за это ничего не бывает? Это вопиющая несправедливость», – заявила Серена судьям и пообещала бороться за женские права и равенство. Сказано – сделано: Уильямс стала главной героиней августовского номера американского Harper's Bazaar и специально для издания написала эссе о сексизме, отказавшись даже от ретуши своих снимков.

«Я была ранена в самое сердце и пыталась сравнить этот случай с другими неудачами в моей карьере, – вспомнила Серена тот злополучный матч. – Однако эта игра была особенной, исторической. Я постоянно думала о том, могла ли я повести себя иначе, была ли я права. Почему, когда женщины выражают свои эмоции, их называют сумасшедшими истеричками, но когда мужчины в похожих ситуациях делают то же самое, их называют вспыльчивыми и сильными? Я не стремилась избежать наказания. Я просто хотела бы, чтобы ко мне относились так же, как к остальным. Но мы, к сожалению, живем совсем в другом мире».

В завершение эссе Серена вспомнила и о том, что с детства не боялась высказывать свое мнение и хотела быть услышанной. «Нам не разрешено проявлять эмоции. Нам говорят сидеть и молчать, и мне это совсем не нравится. Стыдно, что наше общество наказывает женщин просто за то, что они являются женщинами, – считает спортсменка. – Но в конечном счете моя дочь – главная причина, по которой я использую свой голос, и главная причина, по которой я снова взяла в руки ракетку. Любовь вдыхает в людей жизнь и новые перспективы. И речь идет не о том, чтобы все бросить, когда перед тобой появляется вызов; речь идет о том, чтобы встать после падения, отряхнуться и спросить: "И это лучшее, на что я способен?"»