Анна Иванова

Анна Иванова,
журналист

Уже не первый месяц ходят слухи о том, что Ксения Бородина рассталась со своим вторым мужем Курбаном Омаровым после почти 6 лет брака. Недавно даже стало известно, что телеведущая подала в суд и запустила бракоразводный процесс, однако сама она все это время продолжала держать интригу и игнорировала вопросы своих поклонников в социальных сетях. Однако вчера Бородина ответила на предположения подписчиков в «Инстаграме» и поделилась откровениями относительно своей личной жизни. Она отметила, что ее сердце не занято:

Я свободна

Звезда рассказала, что после расставания с Омаровым общий дом достался ей. Бородина резко ответила на вопрос о том, оставила ли она жилье себе:

А какие должны были быть варианты?

Телеведущая также намекнула на то, что супруг жил за ее счет и тратил все свободное время на свои социальные сети:

«Откуда у мужчины, который занимается делами, будет время постоянно вести “Инстаграм”?»

Ксения Бородина призналась, что сейчас чувствует себя хорошо, несмотря на бракоразводный процесс:

«Хорошо справляюсь. Главное – не оправдываться и никому ничего не объяснять. Про меня всегда ходили слухи, так будет всегда. Жить своей клевой жизнью, наслаждаться каждым моментом и верить в лучшее»

Телеведущая также ответила поклонникам, которые не понимали, почему она отказалась от идеи спасти брак и подала на развод:

«Часто такое можно услышать: “Могла бы и спасти”. Я никогда не жила ради картинки в “Инстаграме”, для меня семья – одна из главных вещей в жизни человека. И больше всего я хотела жить долго и счастливо, спасая хрупкий мир. Поэтому не надо учить меня жизни, вы ничего не знаете, и хватит спрашивать причину, я не хочу об этом говорить»

Звезда откровенно рассказала о своем характере и призналась, что не с каждым мужчиной сможет ужиться под одной крышей:

«У меня не самый легкий характер, со мной непросто. Но если я люблю человека, то на многое готова ради него, это точно. Я долго могу терпеть, но потом резко все отпускаю, и все. Всегда даю второй шанс людям. Стерва? Ну, наверное, больше нет, чем да! Хотя…»