Каждую пятницу мы вспоминаем все самое интересное и абсурдное, что обсуждали в блогах всю неделю, и спрашиваем людей, мнение которых ценим, что они об этом думают.
Как вы относитесь к предложению министерства культуры ввести контроль над репертуарами театров?

Юлия Далакян

Юлия Далакян,
дизайнер

«Это как раз сейчас самая обсуждаемая тема и, на мой взгляд, довольно смешная, потому как любой контроль порождает массу хитростей, как его обойти.

Если говорить о театре не просто как о приятном времяпрепровождении, но еще и как об искусстве, то разве можно его контролировать?! Если наши уважаемые министры всерьез решили ввести контроль над репертуарами театров, то им, пожалуй, стоит задуматься и над созданием отдельного института, который будет осуществлять этот “контроль”».

Анатолий Анищенко

Анатолий Анищенко,
актер и режиссер

«Так как я сам являюсь и режиссером, и актером, сразу могу сказать, что введение контроля это – утопия. Это возврат к худсоветам и другим организациям, которые существовали в советское время. И им тоже необходим будет бюджет. У кого возьмут деньги? У налогоплательщиков. Если это государственный театр, возможно, существует необходимость проконтролировать выпускающийся репертуар. Но только с точки зрения коммерческого дохода и единого классического репертуара. Если это театр частный, то здесь, кроме цензуры, не стоит придумывать дополнительных велосипедов. Если есть спрос, значит, будут предложения. Частный театр может делать все, что приносит доход, и нанимать тех, на чье имя ходит публика. Это бизнес».

Алексей Сканави

Алексей Сканави,
пианист, музыковед, радиоведущий, телеведущий, шоумен, продюсер

«В сетях относительно этого вопроса уже довольно много возмущений. Я же в свою очередь считаю, что здесь следует разделить государственный театр и частный. Когда театр живет за счет госбюджета, то есть на деньги налогоплательщиков, то государство не просто может, но и должно вмешиваться в репертуарную политику театра. Тут, как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Если театральных деятелей такой расклад возмущает, пусть тогда находят себе инвесторов. Надеюсь, я не очень суров. Частные же театры – другое дело. Государство не имеет права лезть в их работу если они не нарушают законы».

Лера Кехриниоти

Лера Кехриниоти,
креативный стратег, экс-директор по маркетингу компаний «Аэрофлот», MTV Россия

«На эту тему как-то в программе по Первому “На ночь глядя” изумительно высказался очень почитаемый мной режиссер Роман Григорьевич Виктюк: “Проблема власти и культуры, проблема власти и творца стоит на всем человеческом существовании. Какова власть – такова культура. Какова культура – такова и власть. Культура должна предлагать властно свои идеи. А власть должна понимать властно, что она искусство”».

Сначала штатив для селфи, а теперь еще и туфли... Не достала ли вас вся эта истерия вокруг Instagram? Активный ли вы вообще пользователь соцсетей? Не возникала ли мысль «самоудалиться» отовсюду?

Юлия Далакян

Юлия Далакян,
дизайнер

«Не стану отрицать присутствие соцсетей в моей жизни, так как они значительно упрощают процесс коммуникации. Хотя фанатом их я не являюсь – как бы то ни было, нет ничего лучше живого общения. Я пользуюсь как “Фейсбуком”, так и “Инстаграмом” исключительно для того, чтобы оповестить друзей о том, чем занимаюсь, поделиться с миром своими мыслями относительно того или иного вопроса, обсудить в комментариях насущные политические и социальные темы и пр. Селфи же – это своего рода душевный эксгибиционизм, это неправильно. Я этим не занимаюсь, потому что считаю, что свою личную жизнь нужно хранить за семью печатями».

Анатолий Анищенко

Анатолий Анищенко,
актер и режиссер

«Для меня “Инстаграм” – это ежедневная газета под рукой. Газета, в которой публикуют свои мимолетные или осознанные мысли мои друзья, знакомые или незнакомые люди. Это дополнительная возможность рассказать о том социуме, который вокруг тебя. Главное – не углубляться в экран, реальная жизнь интереснее.

Моя активность в соцсетях волнообразна. Все зависит от того, насколько я загружен, насколько мне хочется чем-то делиться, но читаю посты всегда. Как-то недавно сделал несколько картинок на темном фоне, написал, что неделю не буду комментировать, постить, лайкать. Подумал, насколько меня хватит? Неделя прошла спокойно, значит, я еще не зависим и просто использую соцсети по необходимости. Эксперимент удался! Но удаляться не думаю, я ведь живу в этом обществе и работаю именно здесь, а не на острове Робинзоном».

Алексей Сканави

Алексей Сканави,
пианист, музыковед, радиоведущий, телеведущий, шоумен, продюсер

«Я очень активный пользователь соцсетей, и в частности “Фейсбука”. Считаю, что это очень важный и нужный инструмент для каждого публичного человека, коим я и являюсь. Но я ни в коем случае не использую его для того, чтобы постить котиков. Там у меня только профессиональные мысли. А вот “Инстаграмом” я не пользуюсь, потому что не умею фотографировать, да и нет потребности постоянно себя демонстрировать. Меня и так все видят».

Лера Кехриниоти

Лера Кехриниоти,
креативный стратег, экс-директор по маркетингу компаний «Аэрофлот», MTV Россия

«Напротив! Появлялась только мысль, успешно, как мне думается, реализованная со временем, прекратить двоиться, троиться, четвериться и т. д. Под последним я подразумеваю, что границы между ипостасями личности “я на работе”, “я дома”, “я с друзьями”, “я с партнером” постепенно стираются. Соцсети помогают человеку найти баланс с собой и окружающим миром без необходимости делиться и таким образом ограничивать, задавливать части себя. Кроме того, это удобная коммуникация и поддержание контактов».

Самую смешную шутку нам на этой первоапрельской неделе устроила, конечно же, погода. Но поводов для смеха много не бывает, расскажите любимый анекдот?

Юлия Далакян

Юлия Далакян,
дизайнер

«Так прям сразу и не вспомнить….

Жили-были мыши. Все их обижали и притесняли. Однажды пришли мыши к сове:

– Мудрая сова, помоги! Все нас едят. Скоро нас не останется. Что делать?

Подумала сова и говорит:

– Мыши! Станьте ежами! Будете колючими и для охотников недоступными.

Побежали мыши радостно:

– Станем ежами! Станем ежами!

Вдруг одна остановилась:

– А кто-нибудь знает, как стать ежами?

Никто. Побежали обратно к сове.

– Сова! А как нам стать ежами???

– Простите, мыши, не знаю. Я не тактик, я стратег!

Как мне кажется, этот анекдот весьма актуален, потому что сейчас очень стало модно ходить за советами и консультациями к людям, которые ровным счетом не могут сказать ничего по существу, а только выкачивают из нас деньги».

Анатолий Анищенко

Анатолий Анищенко,
актер и режиссер

«Пять утра, раздается звонок в дверь. Муж, нервный, открывает, пришла жена: пьяная в доску, блузка перемята, колготки разорваны, босиком.

Муж: – Я тебя в таком виде домой пущу!

Жена: – Оно мне надо. Отойди – я за гитарой!».

Алексей Сканави

Алексей Сканави,
пианист, музыковед, радиоведущий, телеведущий, шоумен, продюсер

«Если у человека есть “один любимый анекдот”, то с ним общаться уже заведомо скучно. Анекдотов должно быть очень много, на каждый случай жизни. По крайней мере, у меня так. Смех, как говорится, не только отличное лекарство, но еще и самое мощное оружие, да и рассказанный не ко двору анекдот, каким бы хорошим он ни был, непременно заденет чьи-либо религиозные, национальные, политические либо сексуальные чувства. Поэтому я, наверное, буду единственным человеком в медиапространстве, который воздержится от анекдотов на первоапрельской неделе. Тем более что самый большой анекдот в моей жизни заключается в том, что я родился 1 апреля».

Лера Кехриниоти

Лера Кехриниоти,
креативный стратег, экс-директор по маркетингу компаний «Аэрофлот», MTV Россия

«Режиссер – драматургу:

– Я вашу пьесу прочитал, но ставить ее не буду. Я, знаете ли, противник мата в театре.

– Но там в тексте нет мата.

– В тексте нет. Мат будет в зале.

Или:

Пациент на операционном столе:

– Доктор, сколько мне жить осталось?

– Десять…

– Чего десять?

– …девять…».