В издательстве Corpus в марте вышел новый роман Владимира Сорокина. В «Манараге» старинные книжные фолианты превращаются в топливо для гриля, за которым возвышается профи литературной жарки – book'n'griller chef…

Действие романа «Манарага» начинается 13 марта и длится месяц. Издательство славно подгадало с выходом книжки, позволив читателям прожить начало весны параллельно с героем нового романа Сорокина.

Действие «Манараги» происходит в альтернативном будущем, когда эпоха Гуттенберга завершилась, бумажные книжки перестали не только издавать, но и читать. Зато появился новый тренд – жарка еды на первоизданиях классиков.

На «Чевенгуре» Платонова готовят стейк из морского черта, на «Подростке» Достоевского – мраморную говядину, на «Дон Кихоте» – каре барашка, на «Моби Дике» – стейк из тунца

Эти остроумные союзы еды и книг – отдельное удовольствие, которое может надолго стать интеллектуальной игрушкой. На «Малыше и Карлсоне» Астрид Линдгрен готовим, естественно, тефтельки. На сборнике Мандельштама, конечно, жарим форель.

Главный герой романа, повар-гастролер Геза, разъезжает по запрещенным законом гриль-пати, которые проводятся по всему миру, и неоднократно демонстрирует, что рукописи все-таки горят.

Чтобы сделать хороший гриль, нужно быть настоящим профи: не просто подпалить книжное «полено», а создать шоу, эффектно перелистывая страницы книги специальным поварским инструментом в форме меча – эскалибуром.

001 small15 «Манарага» Владимира Сорокина: смешно о грустном

Читать

У каждого повара своя специальность. Кто-то готовит на французской литературе восемнадцатого века, старейшина поварской организации Абрам жарит только на идише, а book'n'griller chef Геза выбрал русскую литературу.

Книжки создают контекст трапезы. И контекст этот стоит дорого. Что же, в нашей реальности книги тоже используют для создания контекста: роль книги в интерьере сложно переоценить.

Заказчики Гезы весьма обеспеченные люди, от бандитов до прославленных оперных певцов (они откушали карамелизированные фрукты на «Романе с кокаином» Агеева). «Чтение», то есть гриль на книгах, удовольствие недешевое, и профессия book'n'griller непростая и опасная. Попробуй-ка раздобудь первое издание «Мертвых душ»! В кухонном бизнесе случаются и убийства, и подставы вроде капсулы с водой, подложенной в тут же начинающую дымить книгу.

Однажды в Кухне случается масштабное предательство, и Геза, вытянув жребий, должен проконтролировать, что ситуация разрешилась. Для этого он летит на уральскую гору Манарагу, где открылось молекулярное производство тысяч копий первого издания набоковской «Ады». Там-то у героя и должен, кажется, произойти инсайт и расшаривание сознания. Но случается лишь полумистический морок и искусственное счастье.

В фильме «Сплит», который недавно вышел на российские экраны, есть момент, когда человек с множеством личностей Кевин, похитивший трех девушек, в личности семилетнего мальчугана ведет пленниц якобы к выходу. «Я знаю, где окно!» – и перед нами детский рисунок окошка с закрытыми ставнями. «Так закрыто, а так – открыто!» – Кевин срывает рисунок. Пленницы, надеявшиеся сбежать, видят открытое окно, но тоже… нарисованное детской рукой.

В романе «Манарага» тоже обещано некое «окно» – метафора, которая, казалось бы, неизбежно вырастет из откровения писателя о книгах. Однако эта метафора, как окно в фильме «Сплит», оказывается подделкой. Сорокин, подразнив идеей, на самом деле предлагает нам гротескную, смешную книжку. Скорее игровую, чем глубокую

Наслаждаться стоит смешными и тонкими стилизациями под Толстого, Гоголя, Ницше и даже Прилепина. Иногда клиенты повара Гезы предлагают жечь собственные произведения, и это чуть ли не самые забавные тексты в книге и большое читательское удовольствие. Отдельно стоит трогательная история про святого юродивого Толстого, который шагает по деревням с крохотным ручным мамонтенком.

Ближе к финалу шуточки иссякают. На протяжении романа ноздри клиентов щекотал дымок великих романов. В итоге «Манараги» не исключается, что жарить будут на суррогатных растиражированных книгах. И это ни на шаг не приближает нас к выходу.