Сериал «Родина» режиссера Павла Лунгина, идущий по каналу «Россия 1», побил сериальные рекорды за два года, но не стал от этого лучше.

За основу российской «Родины» взяли сложную конструкцию: идея – израильского сериала Hatufim («Военнопленные»), фактическая основа – мегауспешный американский сериал Homeland («Родина»). Историю перенесли на российскую почву и в 1999 год.

Майор Алексей Брагин (Владимир Машков) после шести лет в плену возвращается к нормальной жизни. За время, пока майора не было, жена (Мария Миронова) завела роман с его братом (Владимир Вдовиченков), редактором московского издания, подросшие дети его забыли, товарищи «похоронили». Но Брагин вернулся. Начальство, пресса и политики размахивают перед ним статусом национального героя, жена пытается склеить развалившуюся семью, а агент контрразведки Анна Зимина (Виктория Исакова) убеждена, что Брагина завербовали террористы.

kinopoisk.ru Rodina 2478587 «Родина»: плохая экранизация хорошей экранизации

Между Зиминой и Брагиным развернется, как многие знают, главный конфликт, в котором найдется место и проявлениям высокого патриотизма, и любви, и большой драме. После Homeland волей-неволей хочется сравнивать американскую версию Зиминой, агента ЦРУ Кэрри Мэтисон (Клэр Дейнс), с нашей Викторией Исаковой, Николаса Броди (Дэмиэн Льюис) с Машковым, да и всех остальных персонажей, интерьеры, сюжетные ходы. Мы сравнили и нашли подходящий образ.

Сериал «Родина» похож на проект Екатерины Рождественской. Взяли хорошую картину, пригласили известного актера, сделали похожий грим, подобрали похожий наряд, заставили принять нужную позу и – щелк! Только из-под грима все равно выглядывают глаза какого-нибудь Станислава Садальского.

Так и в «Родине». Исакова играет не Зимину, а Кэрри Мэтисон, Маковецкий – наставника Кэрри Сола Беренсона, Машков – Броди, и так далее. Эта затея могла бы стать классным фотопроектом для глянцевого журнала, но стала фильмом, в котором не веришь ни одному слову. Особенно обидно, что в эту глупую ситуацию попали действительно отличные актеры.

Героиня Виктории Исаковой в стиле elegant tomboy с драматично подведенными глазами ну никак не похожа на дерганую агентшу, помешанную на работе, с биполярным расстройством вдобавок. Она вообще не похожа на сотрудницу ФСБ 1999 года, которые (мы не видели, но почему-то уверены) выглядели гораздо менее стильно и ухоженно (вспомним маникюр Ангелы Меркель?).

d «Родина»: плохая экранизация хорошей экранизации

Герой Маковецкого, отрастивший бородку в стиле Сола Беренсона, в хипстерских очках, уютном пиджаке и клетчатой рубашечке неплохо смотрелся бы на миланской выставке Pitti Uomo, но никак не в коридорах российских учреждений.

Ляпов стиля и интерьера, бросающихся в глаза, тьма-тьмущая. Коридоры контртеррористического центра похожи на выставочное пространство; квартира Брагина безлика, будто декорация, созданная впрок, для будущих проектов, – чего стоят пустые рамочки на стене... Зачем? Чтобы заполнить место? Раздражают глупые кудряшки жены Брагина (Марии Мироновой), разрисованная граффити комната пубертатной дочки (в квартиру не так давно переехали, да какая мать разрешит такое вытворить).

Неясны мотивы доброй половины персонажей.

kinopoisk.ru Rodina 2478575 «Родина»: плохая экранизация хорошей экранизации

В какой момент Зимина успевает втрескаться в Брагина? Понятно, что она нервная и, может быть, задумала игру в любовь, чтобы докопаться до правды. Но то, как они вцепились друг в друга, выскочив почти из-под колес поезда, говорит о чем-то большем.

Почему жена арабиста-контрразведчика Вольского (чудесная Алиса Хазанова) так легко покидает своего, судя по всему, любимого супруга и решает отбыть концертировать в Гаагу с ее селедкой и чайками? Можно догадаться, что ее достала мужнина работа, но этого не показали. Лишь однажды супругам не дали толком поужинать, но это, конечно, не повод для усталого предательства.

Если воспринимать «Родину» как аттракцион, пародию и шутку, то пережить сериал можно. Тем более что сюжет мы помним по Homeland. Это как смотреть современную экранизацию любимого классического произведения сразу после его прочтения. Или реалистичный сон-ужастик с участием родственников. Все вроде и свои. Но совсем чужие.