Зимой можно позволить себе провести чуть больше времени дома: укрывшись пледом, погрузиться в многостраничные истории…

«Возвращение в Египет», Владимир Шаров

768 стр.

003 small 1 5 интереснейших толстых романов, которых хватит до весны

Роман в письмах «Возвращение в Египет» наполнен переплетениями с историческими событиями, а все внимание направлено на Николая Васильевича Гоголя. Причем как на писателя, так и его двоюродного праправнука, тезку из XX века. Совсем нестандартная для обывателя, грезящего обычно о бытовом счастье, мечта охватила потомка писателя – дописать «Мертвые души». К слову, не просто для себя, не ради блажи, а во имя изменения хода истории России! Чтобы развеять, возможно, появившиеся излишние волнения по поводу сложности и тяжеловесности текста, отметим, что не только досточтимое жюри «Русского Букера», но и «Студенческий Букер», то есть молодежная аудитория, вручили Шарову главные премии.

«Весь невидимый нам свет», Энтони Дорр

592 стр.

004 small 1 5 интереснейших толстых романов, которых хватит до весны

«Весь невидимый нам свет» американского, очень популярного автора Энтони Дорра лучше и не начинать читать, если ваша жизнь, переполненная несвободными минутами, развивается на бешеной скорости. Этот роман требует внимания – медленного, вдумчивого погружения в серые, безликие, охваченные войной будни. Читаешь и до дрожи сопереживаешь выживающим и влюбляющимся главным героям – слепой французской девочке и немецкому мальчику. Отметим лишь, в уходящем 2015-м роман получил Пулитцеровскую премию и медаль Эндрю Карнеги.

«Щегол», Донна Тартт

832 стр.

001 small 1 5 интереснейших толстых романов, которых хватит до весны

Как можно обойти вниманием, по мнению англоязычных критиков, «великий американский роман»? Согласны, никак. Записываем: кто еще не читал, срочно следует найти время и погрузиться в изучение книги года по версии интернет-магазина Amazon. Речь о романе Донны Тартт «Щегол», на написание которого у автора ушло десять лет. Появившийся на полках американских магазинов в 2013 году роман и сегодня продолжает вызывать интерес, споры, мнения. Сюжетная линия кружит вокруг Тео, которому в юном возрасте пришлось пережить смерть матери от взрыва в музее, из которого, так уж сложилось, он прихватил с собой картину – «Щегла». Куда приведет Тео эта картина, Донна Тартт описывает весьма детально, делая акцент на то, что не всегда есть смысл что-то планировать – порой случай принимает решение за нас.

«Светила», Элеанор Каттон

800 стр.

002 small 1 5 интереснейших толстых романов, которых хватит до весны

Включишь порой телевизор и понимаешь, что детективный жанр прочно поселился в рамках бытовых убийств и полицейских разборок. Однако не будем рубить с плеча, выключим вводящий в заблуждение телеприемник и доверимся признанным авторам детективного жанра. Например, Элеанор Каттон, получившей Букеровскую премию за роман «Светила». Особенность данной детективной истории в том, что автор выстраивает сюжет вокруг 12 персонажей, родившихся под разными знаками зодиака. Хотя труп в центре внимания, не космический, а вполне реальный, есть – эта участь досталась Кросби Уэллсу, причины смерти которого, следуя законам жанра, неясны.

«Багровый лепесток и белый», Мишель Фейбер

872 стр.

005 small 1 5 интереснейших толстых романов, которых хватит до весны

В обзоре многостраничных романов хочется также вспомнить и о романе Мишеля Фейбера, который писал его сложно, несколько раз переписывая. Когда же роман появился на книжных полках, он оказался, так скажем, горячим пирожком. Со дня выхода книги прошли годы. У прочитавших, вероятно, эмоции успели несколько поблекнуть. А для тех, кто и не слышал данное название ранее, «Багровый лепесток и белый» станет находкой. Место действия романа – викторианская Англия, где правят традиции, мнения и устои. Главной героине не повезло родиться в трущобах, откуда «карьерный рост» возможен лишь через многочисленные бордели. Юная девушка в поисках выхода из безвыходного положения кого только не встречает на своем пути и открывает читателю много интересных подробностей из жизни Англии XIX века.