Не сидим дома. Есть повод пробраться сквозь гололед и снежную пургу, которую все обещает гидрометцентр, к театральному открытию, ведь лампочка уже освещает портрет Станиславского в новой эмблеме возродившегося театра.

Не первый для Москвы опыт реорганизации театрального пространства с историей в нечто новое, экспериментальное, не всегда сразу понятное, но достойное внимания, изучения. В 2013-м с шумом и напряжением драматический театр имени Гоголя перевоплощался в Гоголь-центр. Сказать, что новоиспеченное пространство встречали с овациями, значит предельно преувеличить. Но Гоголь-центр выдержал все нападки немногочисленных привыкших к состарившемуся драмтеатру и спектакль за спектаклем расширяет репертуар, обрастает новыми зрителями, жаждущими живого и трепещущего искусства.

3 Что ждать от обновленного электротеатра «Станиславского»?

Но вернемся к тому, о ком будут говорить тут и там в этом сезоне, – Электротеатру «Станиславский». Его новейшая история только начинается. Из сохранившегося, конечно, адрес – ул. Тверская, 23, в остальном театр не узнать.

Название «Театр им. Станиславского» уступило место новой вывеске «Электротеатр “Станиславский”». Хотя «новая» здесь не совсем точно. Дело в том, что сто лет назад в этих стенах показывали кино, а здание имело гордый статус «электротеатр». А много позже здесь обосновалась театральная студия Станиславского. Поэтому «Электротеатр» – скорее возвращение названия, но не кинозала. Что касается интерьеров, то ремонт прошелся по зданию капитально. Вспоминая первые дни жизни вновь открывшейся исторической сцены Большого, в первую очередь уходишь в сравнения, что было, как стало, что утрачено. У «Станиславского» узнавать, скажем так, нечего. Вокруг другая страна. Причем в стиле хай-тек. Ни кулис, ни занавеса или оркестровой ямы. Свобода действий!

А действия уже начались. Изучим афишу. Всего в первом сезоне обновленное пространство выдержит экзамен шестью премьерными перевоплощениями: «Анна в тропиках» Александра Огарева, «Человеческое использование человеческих существ» Ромео Кастеллуччи, три работы худрука Бориса Юхананова «Синяя птица», «Стойкий принцип», «Сверлийцы» и «Вакханки» Теодороса Терзопулоса, которые уже набирают силу в общении с публикой. Очевидно, что выбрать для старта классическую античную трагедию, а для ее создания пригласить режиссера-грека, равно заявить, что здесь и сейчас (для рифмы добавим, как в Древней Греции тогда) рождается искусство на века. А чтобы проверить, так ли это, придется прийти сейчас и дожить до неопределенного потом, когда можно будет в красках рассказывать потомкам, что был на премьере, видел, проживал…

4 Что ждать от обновленного электротеатра «Станиславского»?

Но вернемся к «Вакханкам». В центре разбора по ролям миф об обиженном Дионисе, кстати, боге, имеющий непосредственное отношение к искусству. Он, в исполнении актрисы Елены Морозовой, коварен, мстителен и жесток. Следовательно, трагедия не заставит себя ждать, мороз по коже обеспечен. Завершающую точку действа, выдержанного в кровавых тонах и уставленного сосудами с жидкостью в таких же оттенках, сейчас (а именно поэтому и не стоит откладывать культпоход в этот театр на потом) ставит сам режиссер, который неожиданно появится на сцене, чтобы накрыть тела героев красным покрывалом и произнести финальные слова.

Стоит лишь добавить, что для Теодороса Терзопулоса это не проба пера в данном материале. В 1986 году на сцене театра Attis, что в Афинах, впервые ожили «Вакханки» Терзопулоса. Но тема исследования для него оказалась не закрытой – в 1998, 2001 и теперь в 2015-м режиссер снова ставит трагедию Еврипида.

Идем, смотрим и удивляемся актуальности, не угасающей сквозь время и пространство.

Но не уходим! Прячемся, замираем, ждем. Не позднее чем в феврале театр обещает дать старт еще одному спектаклю. На этот раз в репертуарную копилку попадет знаменитая, излюбленная театральными режиссерами сказка Метерлинка в постановке Бориса Юхананова – «Синяя птица». Тишину и спокойствие на сцене организаторы не обещают, предупреждая, что разразится феерия, наполненная не только волшебством и загадочностью, характерными для сказки, но и личными воспоминаниями актеров театра, что значит и вплетением советской реальности в этот мир.

2 Что ждать от обновленного электротеатра «Станиславского»?

В марте в этих же стенах, но с постановкой Александра Огарева «Анна в тропиках», переносимся в 1929 год, где разыгрывается довольно интересная, особенно для российского зрителя, история. Представьте, на табачной фабрике где-то в штате Флорида читают такую знакомую нам «Анну Каренину». Читают, представляют, проживают… Спектакль, так скажем, с серьезным литературным бэкграундом. Не забывая про вплетенного в сюжет Толстого, добавим, что пьеса кубинского драматурга Нило Круза удостоилась Пулитцеровской премии, а зазвучала на русском благодаря проекту «Новая американская пьеса в России».

Таким образом, в этом сезоне стоит заглядывать в Электротеатр «Станиславский» регулярно, чтобы не пропустить следующий новоиспеченный спектакль, встретить великих режиссеров и еще раз удивиться нестандартной мысли архитектора пространства. И будет что обсудить с теми, кто был в театральной Москве везде и даже здесь.