Полина Щеглова1 Почему женщины недовольны <br> своей внешностью?

Полина Щеглова,
колумнист

Недавно один крупный женский портал решил воспользоваться наличием у себя в читателях огромной аудитории и провел опрос на тему внешней привлекательности, респондентами в котором, как можно догадаться, стали в основном женщины. По результатам оказалось, что в большинстве своем отношения женщин с их собственными телами гармоничными никак не назовешь. Так, откровенно недовольны своим телом две трети опрошенных; три четверти выразили желание похудеть; почти столько же признались, что боятся целлюлита или как минимум желали бы от него избавиться; а 60% выразили потребность в положительной оценке и комплиментах от других людей в адрес собственной внешности. Получается, что женщины, которых все устраивает, в меньшинстве. В каждом пункте их не более четверти. Что же так мешает нам полюбить себя такими, какие мы есть, уверовать в то, что каждая может быть красивой по-своему, и прекратить уже мучиться осознанием собственного несовершенства?

Английский писатель, поэт и победитель Нобелевской премии по литературе Джон Берджер говорит, что в то время как мужчина действует, женщина создает о себе впечатление, а когда мужчина смотрит на женщину, она в ответ воображает себя разглядываемой. С одной стороны, в этой поэтической фразе можно разглядеть лишь милую игру с элементами флирта, но с другой – она парадоксально заключает в себе схему «терроризма красоты», который в нынешнее время как никогда отчаянно третирует женщин.

Пока мужчины заняты делами и достижениями, женщины не просто конкурируют за то, чтобы уловить на себе их взгляды, а фактически живут в атмосфере беспрестанного наблюдения за своим телом, манерами, жестами, даже когда на самом деле в данный момент на них никто и не смотрит

bridget jones 4 Почему женщины недовольны <br> своей внешностью?

Французский философ XX века Мишель Фуко описывал эту иллюзию наблюдения как дисциплинарный принцип, с помощью которого общество может моделировать поведение индивидов, и сравнивал его с архитектурной фигурой тюрьмы-паноптикума, где любой заключенный видим для смотрителя, но при этом самого смотрителя рассмотреть невозможно из-за яркого света прожектора. Задумать какую-то идею, потом донести ее людям, а затем создать ощущение, что за ее выполнением постоянно наблюдают со стороны, оказалось действенным механизмом контроля.

В «женском вопросе» по принципу паноптикума растолковывается огромное количество понятий, которые мы регулярно встречаем на страницах глянцевых журналов. Например, тот же целлюлит, являющийся, по сути, естественной вещью для женского организма, можно сначала сделать врагом, называя его ужасным уродливым признаком неухоженности, а потом призвать всех искать его на себе и на других (например, на всяких там актрисах-певицах, невзначай сфотографированных в купальнике на отдыхе) и отчаянно с ним бороться.

Как и в любой репрессивной практике (взять ту же охоту на ведьм!), с развитием истории приходит ажиотаж, потом азарт, а потом «охотничий инстинкт» и вовсе побеждает над здравым смыслом. В обычной жизни это тот самый момент, когда вы начинаете углядывать целлюлит даже у 16-летних подростков или закупаетесь кремами против «апельсиновой корки» на сумму ежемесячных затрат на еду. Целлюлит в этом «паноптикуме красоты» далеко не одинок, когда есть еще сто тысяч так называемых «дефектов» абсолютно натурального происхождения, на борьбу с которыми предлагается положить не одно воскресенье и не одну зарплату: морщины, веснушки, растяжки, волосы на теле, по-эльфийски торчащие ушки, аппетитные округлости или та же природная худоба из-за ускоренного метаболизма. Со всем нужно сражаться воинственно – подкачивать, закалывать, создавать рельеф, отбеливать, выдергивать наконец.

Заметьте, что индустрия красоты оперирует огромным количеством запутанных субъективных понятий: «идеальная фигура», «здоровый цвет лица», «тело для пляжа», «гладкие ноги», «тонкая талия», «блестящие волосы», «красивая грудь», – которые сверкают на обложках журналов с пометкой «Как обрести …», но при этом не так легко поддаются описанию в реальной жизни и, по сути, зависят от индивидуальных особенностей

bridget jones 5 Почему женщины недовольны <br> своей внешностью?

К примеру, тонкая талия – это 55 или 60 сантиментов? Где точные характеристики тела, которое уж точно годится для пляжа, если на пляже этому телу и делать ничего особенного не надо, только отдыхать? А какая грудь красивее: маленькая, размером с яблоко, или надутая, как воздушный шарик, величиной с дыню? Журнальные примеры нынче не спасают, потому что неотретушированных фотографий не найти, а когда все хором «запоют» про plus size, то и вовсе бесповоротно запутываешься, где же начинается это глянцевое «хорошо» и заканчивается неглянцевое «плохо».

Вот вам и возможный ответ на вопрос, почему же две трети опрошенных недовольны своим телом, и, кстати, сводить все на временные эгоистичные капризы уж точно не стоит. Ученые, которые занимались исследованием темы самообъективации, или повышенного мониторинга собственного тела, выяснили, почему эти симптомы в духе «я-страшная-и-никому-не-нравлюсь» возникают в большей степени именно у женщин, а не у мужчин. У последних, оказывается, в отличие от нас развивается с детства более функциональное восприятие своего тела («тело как инструмент»), в то время как у женщин – более декоративное («тело как украшение»). На практике это объясняет огромное количество концептуальных различий между тем, как одни и другие используют свое тело, на перечисление которых понадобилась бы не одна сотня страниц. Но если фокусироваться именно на теме «мониторинга красоты», то у всех этих изящных ритуалов есть и обратная сторона – постоянное недовольство собой из-за невозможности достигнуть идеала и даже риск заработать себе невроз, депрессию или пищевое расстройство. Вот вам и красота как страшная сила – настолько страшная, что порой и времени ни на что больше в жизни не остается...