Можно ли через коллекцию одежды высказать свою точку зрения на то, как должна выглядеть семья в наше время? Мастера прозрачного черного кружева, трендсеттеры крупных украшений и по-честному, наверное, самые любимые на территории России итальянские дизайнеры Доменико Дольче и Стефано Габбана позволили себе это сделать: сначала вывели на подиум свою беременную музу Бьянку Балти в компании других моделей с детьми на своем последнем показе в рамках Недели моды в Милане, а потом громко и четко заявили в интервью итальянской газете Panorama, что им абсолютно чужды все современные модели расширения семьи – от суррогатного материнства и ЭКО до пресловутого усыновления детей однополыми парами или нетрадиционными семьями. При этом за словом в карман этой, кстати, уже давно и открыто однополой парочке лезть не пришлось: Доменико и Стефано раскритиковали все либеральные тенденции в сфере оплодотворения и усыновления, заявив, что единственная форма семьи подразумевает наличие мамы, папы и их биологического ребенка, без всяких там «маток напрокат» и «синтетических детей», как жестко выразились Дольче и Габбана.

Хлесткое высказывание, как можно догадаться, вызвало огромный скандал: Элтон Джон призвал бойкотировать Dolce & Gabbana (правда, вскоре после этого был замечен папарацци с покупками из их бутика); его поддержала Виктория Бекхэм, благословив всех детей, рожденных благодаря ЭКО; а Мадонна разозлилась и заявила, что Бог есть даже в современных технологиях (кому, как не поп-иконе, которая прославилась танцами с крестами, рассуждать о Всевышнем?!).

Доменико и Стефано, которых не то что общественной критикой, а даже судебными делами с угрозой тюрьмы не запугать (не так давно Dolce & Gabbana чудом избежали приговора за неуплату налогов), в ответ вспомнили про демократию и уважение чужого мнения, но брать свои слова назад не стали. Почему? Возможно, из-за банальной настырности, из-за собственного менталитета (по данным европейской статистики, Италия – это та еще страна традиционных ценностей, где женщина все также «босая, беременная и у плиты») или из-за того, что либеральный Запад продукцией Dolce & Gabbana уже давно не интересуется, в отличие от куда более консервативных в вопросах семьи Азии и Ближнего Востока.

Dolce&Gabbana Women's Winter 2016 Fashion Show. #dgmamma #dgfamily #dgfw16 #mfw #fw15

A photo posted by Dolce & Gabbana (@dolcegabbana) on

Надо отдать должное дизайнерам, потому что они не просто осмелились высказать мнение, которое не разделяет их окружение, а решили взять и, что называется, «выйти из контекста» современной моды, которая по-прежнему творится исключительно на Западе и «играет» по его правилам. Мода, как некий негласный моральный устав, лояльна к любым проявлениям человеческой индивидуальности: отсюда и женщины в мужской одежде, и мужчины – в женской, модели-инвалиды вместе с обычными моделями на подиуме, старые – вместе с молодыми, полные – вместе с худыми. На Западе дискриминацию по любому признаку стараются искоренить «под корешок», потому что все равны и все свободны делать то, что им хочется: например, иметь пенис, носить розовый парик, жениться на мужчине и «заказать» суррогатной матери близнецов или же иметь вагину, но сменить ее после совершеннолетия на пенис (в некоторых странах Европы операции по смене пола уже входят в программы по социальному страхованию), жениться на женщине, а потом развестись, найти себе гей-партнера и усыновить с ним ребенка.

Dolce&Gabbana Winter 2016 Women's Fashion Show finale. #dgmamma #dgfamily #dgfw16 #mfw

A video posted by Dolce & Gabbana (@dolcegabbana) on

В открытом и либеральном мире Запада заявление дизайнеров звучит если не как гендерный фашизм (хотя сами Доменико и Стефано как раз обозвали фашистом Элтона Джона), то как предательство. Дуэт Dolce & Gabbana фактически «переметнулся на сторону врага», поддержав платежеспособные патриархальные модели общества, которые оставляют женщинам только один шанс для самореализации – влюбиться, выйти замуж и завести семью. Продать эту идею в Европе уже невозможно: образ классической женственности испаряется как облако, в том числе стараниями того же Рафа Симонса и Александра Вэнга, и габбановские красные цветочки на нежно-розовом фоне и платья с надписью «Я тебя люблю» по совсем не кризисным расценкам – это уже как-то слишком. А вот в Азии и на Востоке грамотный маркетинг вкупе с розами, кружевами и мехами сицилийской синьорины как раз сработает на ура. Кстати, судя по комментариям к последним новостям про Dolce & Gabbana, и у нас в России у мнения парочки оказалось больше сторонников, чем противников, как и в случае с антисемитским скандалом с Джоном Гальяно. А все потому что евреи евреями, свободы свободами, а платья и дети у нас, как и у соседей «снизу и справа» на географической карте, – это святое.