Рита Железнякова

Рита Железнякова,
редактор и журналист, последний романтик планеты Земля

Тимоти здесь, Тимоти там, фильмы с Тимоти Шаламе выходят один за другим, и все как на подбор хорошие: «Назови меня своим именем» и «Красивый мальчик», «Дождливый день в Нью-Йорке» и «Король». 23-летний Тимоти быстро превращается в одного из самых востребованных молодых актеров. В одного, если не в самого.

По типажу Тимоти Шаламе – что-то среднее между Эзрой Миллером и Луи Гаррелем. Утонченный, но не такой эпатажно андрогинный, как Эзра.

Интеллектуальный красавчик, но не герой-любовник. Кудрявый, умный, нервный. Немного рафинированный, тонко организованный. Его популярность – доказательство того, что в сегодняшнем мире на пике востребованности пылкость и чувствительность

Тимоти, который чуть ли не в каждом своем фильме как минимум плачет, прекрасно выражает современность. Ведь в наше время не принято скрывать свои эмоции.
Сегодня свободно говорят о чувствах и не стыдятся, переживая хоть из-за детской травмы, хоть из-за непропеченной булочки. Уязвимость, впечатлительность, эмоциональная тонкость – эти качества становятся привлекательными. Вот что приходит взамен традиционной маскулинности и мачистских приемов.

В советском кино такой же типаж, как у Тимоти, был у Олега Даля. Тонкий, хрупкий, весь как натянутая струна. Вообще Тимоти Шаламе как-то слишком легко вписывается в отечественный кинематограф. Его лицо несложно вообразить в рязановской картине «О бедном гусаре замолвите слово», когда звучит «Вы, чьи широкие шинели…», а камера скользит по благородным лицам гусаров с тонкими чертами лица. Тимоти мог бы стать одним из храбрых гардемаринов, заменив, например, Сергея Жигунова. Все потом, что у Шаламе, – романтичный, одухотворенный, почти героический образ. Совсем не современный. Не зря Тимоти так органично вписывается в классические полотна и идеально выглядит в образе самого большого романтика всех времен лорда Байрона. Не зря в «Дождливом дне в Нью-Йорке» герой Тимоти предпочитает печальный блюз и черно-белое кино, то есть делает шаг в прошлое.

Сегодня быть известным актером – это не только сниматься в фильмах, но и фигурировать на красных дорожках. В последнее время Тимоти показывает там модный класс. Его дерзкие и гламурные образы попадают в тон яркому тренду в мужской моде, преодолевающей привычную мужественность.

Наряды Тимоти Шаламе носят заметный феминный оттенок (пастельная гамма, атлас и шелк, подчеркнутая кушаком талия), но разве нынешняя мода не играет с гендером? Да так играет, что уже сдался последний оплот настоящей женственности – жемчужные бусы…

Тимоти плотно работает с Хайдером Аккерманом. Тот наряжал Шаламе в белый смокинг на церемонии вручения премии «Оскар», одевал его во время пресс-тура в честь «Назови меня своим именем». Атласный костюм с кушаком, в котором Тимоти Шаламе покорил Венецию во время кинофестиваля, тоже аккермановских рук дело. Недаром рядом с Тимоти как-то сам собой встает стильный образ подруги дизайнера Тильды Суинтон. Тимоти в какой-то мере продолжает дело, начатое Тильдой: расширяет границы гендерных норм в моде.

Сейчас Тимоти Шаламе 23 года. У него есть номинация на «Оскар», куча классных ролей и еще больше в планах. У парня отличное образование, он знает три языка, умеет играть на пианино (да-да, в «Дождливом дне в Нью-Йорке» Тимоти сам играет на фортепиано). У него высокий IQ, но нет самомнения и нарциссизма, присущего, что уж скрывать, актерам. После общения с ним отмечают, что Шаламе общительный и талантливый. Модное понятие «эмоциональный интеллект» как раз про него.

Поговаривают, что «шаламания» по накалу страстей похожа на всеобщую влюбленность в Ди Каприо времен «Титаника». На фоне мускулистых героев вроде Хемсвортов опять появился новый хрупкий мальчик

Тимоти так популярен, что его лицо появляется даже на деталях одежды. На «Оскаре»-2018 уважаемый 90-летний режиссер Джеймс Айвори вышел на сцену в рубашке с анфасом Тимоти Шаламе. Это ли не слава!