Рита Железнякова

Рита Железнякова,
редактор и журналист, последний романтик планеты Земля

Как хранить память о войне? А как сформировать эту память? К 9 Мая мы составили список книг о Второй мировой войне, которые стоит прочитать. Среди них есть и повести, известные со времен освоения школьной программы, и свежие романы.

«Василий Теркин», Александр Твардовский

«Василий Теркин», Александр Твардовский

«Теркина» хорошо читать вслух: его легкий, веселящий ритм дает физическое ощущение счастья. И сам Василий Теркин такой – простой, душевный и неунывающий. Он любит жизнь и сам словно живой. Твардовский придумал гениального героя, в котором нет фальши и пафоса, но есть бодрость духа, юмор и естественность.

Разрешите доложить
Коротко и просто:
Я большой охотник жить
Лет до девяноста

Не зря «Теркина» любили солдаты: фольклорность поэмы ни на миг не выглядит стилизацией, а герой никогда не теряет своей лукавой витальности, даже в самом пекле, даже после ранения, даже оказавшись на том свете.

«Благоволительницы», Джонатан Литтелл

«Благоволительницы», Джонатан Литтелл

Роман, написанный от лица эсэсовца, награжден в 2006 году Гонкуровской премией и переведен на двадцать языков, но оценку получил диаметрально противоположную. Одни называют «Благоволительниц» шедевром и книгой, которую должен пережить каждый, другие – болезненной спекуляцией. В самом деле, не так просто читать исповедальные подробности из жизни интеллектуального монстра, оберштурмфюрера СС Максимилиана Ауэ. Почти тысяча страниц – от начала войны до 1945 года и, увы, дальше, с ужасающими деталями карательных операций – словно впихивает читателя в шкуру этого арийца, бывшего частью гигантской машины зла.

«Блокадная книга», Даниил Гранин, Алесь Адамович

«Блокадная книга», Даниил Гранин, Алесь Адамович

Документальные свидетельства блокадных жителей Ленинграда, собранные и записанные Даниилом Граниным и Алесем Адамовичем. Со страниц книги смотрят живые люди, истории которых не всегда героические и выдающиеся, но всегда правдивые и болезненные. Вот она, эта блокадная память, слова тех, кто еще помнил подробности жизни во время 900 тяжелейших дней, и радость того одного дня, когда над Ленинградом прогремели не взрывы снарядов, а освободительный салют.

«Завтра была война», Борис Васильев

«Завтра была война», Борис Васильев

Действие повести разворачивается в 1940 году. Подростки-девятиклассники строят планы на будущее, влюбляются, спорят со взрослыми, читают запрещенного поэта Есенина и пытаются понять, почему отца одноклассницы Вики Люберецкой назвали врагом народа. Здесь нет выстрелов и сражений, но над шестнадцатилетними, юными, но уже повзрослевшими за последнее время нависает 41-й год…

«Мальчик в полосатой пижаме», Джон Бойн

«Мальчик в полосатой пижаме», Джон Бойн

Немецкий мальчик Бруно вместе с семьей переезжает из родного Берлина в Польшу, куда отец получил назначение. Скучающий Бруно видит за проволокой людей в полосатых пижамах и знакомится с мальчиком Шмуэлем. Однажды Бруно сам переодевается в полосатый костюм и пролезает под забором, оказавшись среди заключенных Освенцима.

«Будь здоров, школяр!», Булат Окуджава

«Будь здоров, школяр!», Булат Окуджава

Автобиографическая повесть фронтовика и интеллигента Окуджавы, с пафосом, выкрученным на минималки. Трогательный, юный, беззащитный герой совсем не хочет воевать, да и в армии он всего месяц. Он удивляется, что ему не слишком страшно, влюбляется в красивую связистку Нину, смертельно хочет спать и очень, очень не хочет умирать, когда в него попадает осколок. Искренний, юношеский взгляд на войну без геройства и одна из самых искренних повестей о войне.

«Сестра печали», Вадим Шефнер

«Сестра печали», Вадим Шефнер

Поэтическая повесть о друзьях-детдомовцах, которые взрослеют в Ленинграде 40-х. Что для них сейчас важно? Настоящая крепкая дружба и перипетии первой любви, обожаемый город и юношеские приключения. Война подкрадывается незаметно и все меняет, но книга все равно оставляет ощущение света и тепла. Одна из редких повестей о юности и войне, в которой не ощущается временного разрыва с XXI веком: шутки такие же смешные, первые отношения такие же сладкие и горькие одновременно, а Питер такой же бесконечно любимый.