Выбор хорошей литературы делают три стороны: время, читатели и профессиональное сообщество. Одним из самых престижных одобрений последнего является Нобелевская премия по литературе, которая ежегодно вручается с 1901 года. Вместе с крупнейшим книжным сервисом в России и странах СНГ ЛитРес мы сделали подборку книг, авторы которых в разные годы получали эту награду.

«Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

Читать.

В этой антиутопии британский писатель японского происхождения Кадзуо Исигуро соединил вечные вопросы с актуальными моральными проблемами. Социальное неравенство и свобода воли, высокие технологии и счастье человечества – может ли все это быть достигнутым, когда в мире существуют специализированные интернаты, где выращивают клонированных доноров для пересадки органов? Главная героиня Кэти и ее друзья – такие доноры. Обреченные на гибель, они переживают те же надежды, радости, огорчения, разочарования, что и обычные люди. Справедливо ли то, что каждый из них должен умереть преждевременно? И существует ли в мире справедливость для тех, кто является не более чем материалом для жизни других?

«Имя мне – Красный», Орхан Памук

Читать.

Именно этот роман принес писателю международную известность и закрепил за ним репутацию «турецкого Умберто Эко». Как и итальянский коллега, Памук оказался любителем смешивать детективные истории с культурологическим исследованием и литературными аллюзиями. Итак, совершено дерзкое убийство одного из лучших мастеров миниатюры в Османской империи. Предположительная причина – увлечение Зарифа западным искусством, противоречащим требованиям Корана. В этой чуждой мусульманскому миру эстетике художник должен был оформить тайную книгу для самого султана… Жестокая расправа – выражение протеста и страха перед иными представлениями о красоте. Кто же убийца Зарифа? Узнать об этом можно, разгадав послание, которое содержат в себе миниатюры художника.

«Слепота», Жозе Сарамаго

Читать.

Романы португальского писателя причисляют к образчикам магического реализма – течения, в котором фантастические элементы включены в реалистичную картину мира. В «Слепоте», за которую Сарамаго получил Нобелевскую премию в 1998 году, происходит как раз такое – обычные люди сталкиваются с необъяснимой эпидемией слепоты, которая постепенно лишает их человечности. Всех, кроме главных героев – доктора, его супруги, которая невосприимчива к вирусу и остается зрячей, и нескольких их сподвижников. Именно им предстоит сохранить в своей коммуне порядок, добросердечность и способность заботиться о ближних. Удастся ли им выжить в мире, который накрывает все больший хаос?

«Доктор Живаго», Борис Пастернак

Читать.

Над главным произведением своей жизни Борис Пастернак работал десять лет и вложил в него события от начала XX столетия до Великой Отечественной войны. Этот отрезок истории читатели видят глазами главного героя – доктора и поэта Юрия Андреевича Живаго. Книга, получившая Нобелевскую премию в 1958 году с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа», принесла автору мировую известность и стала причиной его травли в СССР, где «Доктор Живаго» считался антисоветской литературой. Под натиском властей Пастернак вынужден был отказаться от награды. Справедливость была восстановлена в 1989 году, когда Нобелевку за писателя получил его сын Евгений Пастернак.

«Время секонд хэнд», Светлана Алексиевич

Читать.

Эта книга завершает пятитомный документальный цикл «Голоса Утопии» белорусской писательницы и журналистки. В ней Светлана Алексиевич исследует такой феномен, как homo soveticus – новый тип человека, который создала советская власть за 70 лет своего существования. Что это за человек? Что его волнует, о чем он думает и мечтает, чего хочет и боится? Из чего состоит его обычная, повседневная жизнь? Автор не пишет от третьего лица. Она дает слово самим людям, публикуя расшифровки разговоров с ними, которые записывались в течение десяти лет по всему бывшему СССР. Алексиевич признается, что разыскивает по крупицам, по крохам историю «домашнего», «внутреннего» социализма – того, как он жил в человеческой душе: «Меня всегда привлекает вот это маленькое пространство – человек… один человек. На самом деле там все и происходит».