Топ-менеджер Максим Андреев, знакомый нам по первому «Духless», вышедшему в 2012 году, оставив московский гламур, красивых девушек, клубные тусовки, припорошенные кокаином, и проблемы с законом, сбежал на Бали и стал классическим дауншифтером. Он красиво катается на серфе, кадрит местных барышень, катается на мотоцикле, занимается йогой, любуется звездным небом под бокал белого и капельку тоскует по Родине.

С первых минут с экрана на зрителей сыплются горсти банальностей: песня Sunny, подчеркивающая балийское счастье главного героя, дурацкий снежный шар с Кремлем как память о родине, сексуальный торс красиво обросшего Козловского в белой футболке… Можно было ничего, кроме этого пролога про Бали, и не показывать: только красивая по-инстаграмному картинка, океан… Не хватает лишь появления на горизонте слов Сhanel Allure Homme Sport, и тогда вообще никаких претензий. Но это не дорогущий рекламный ролик, а кино про бездуховность, как мы в последнее время особенно любим.

Dukhless 2 3 «Духless 2»: новая русская сатира

Максим, запланировавший впервые «объехать» новенький белый серф (сопроводив это словами про жизнь с чистого листа), видит, как какой-то серфер-новичок попал под сильную волну. Макс спасает бедолагу, а тот оказывается энергичным и обаятельным генеральным директором госкомпании «Росинновации». Бизнесмен очарован «новой Россией» и ни за какие коврижки не намерен остаться здесь, у океана, когда в Москве совсем другие волны. К нему-то Макс отправляется, волею несчастного случая оказавшись в Москве.

Вместо океана главный герой вновь окунается в море большого коррумпированного бизнеса, где плавают акулы-бизнесмены. Столица, как и в первом фильме, прилизанная и сияющая, но просветленного Макса она больше не манит. Он спит и видит балийскую волну. Но московские волны не обладают очистительным эффектом. Вынужденный «стучать» на своего шефа в МВД, он все равно хочет остаться «чистеньким». Вместо этого он остается крайним, что тоже традиционный для России вариант развития событий.

Dukhless 2 «Духless 2»: новая русская сатира

Как в начале фильма нам пытались красиво продать пейзажи Бали, так потом нам продают стальные московские высотки, мигающую ночными огнями столицу, красивые тачки, отличные офисы и превосходные костюмы и теперь уже гладко выбритое, по-прежнему красивое лицо главного героя.

По большому счету, духовно преобразившийся Макс выполняет лишь второстепенную роль во всей московской передряге. Он лишь в своей манере истерит и пару раз передает важную информацию. Большего внимания заслуживает колоритное окружение: от генерала, который спит со своей подчиненной, до саратовской девчонки, сгинувшей в этой богатой Москве.

«Девчонка» эта, кстати, которую сыграла Александра Бортич, самый яркий женский персонаж в картине. Приехавшая покорять столицу, она ухватилась за стажировку в крупной фирме, а потом стала девушкой шефа и как бы руководителем отдела. Эта девчонка, вышвырнутая потом как ненужная вещь, так «дает драму», что хочется посмотреть про нее отдельное кино.

Dukhless 2 2 «Духless 2»: новая русская сатира

Бывшая любовь Макса из первого фильма (Марина Андреева) тоже появится. Теперь она жена большого начальника, по-прежнему, правда, влюбленная в Максима. Она произносит, когда Макс предлагает вновь сойтись, самые, пожалуй, правдивые в этом фильме слова: «Я не люблю когда мне впаривают дешевые рекламные ролики. Ни про Бали, ни про “нового Макса”».

Но в «Духless», в дорогом рекламном ролике, за глянцем прячется сатира. Путин-Бэтмен в лимузине, почти Навальный на митинге, почти госпожа Васильева, читающая стихи собственного сочинения (и это один из самых смешных моментов), «Роснано» и «Сколково», естественно угадывающиеся в «Росинновациях»… Российская действительность лезет изо всех щелей, напоминая всякий раз о цитате якобы из Салтыкова-Щедрина, прозвучавшей в начале фильма: «Если я усну, а проснусь через сто лет, и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют».

Гротеск, выглядывающий из-под рекламной картинки, спасает наискучнейший фильм. И важным становятся не невыносимо прекрасные пейзажи Бали, не байронически красивый Козловский, не лоск гламура, а горечь патриотизма на губах…