Евгения Рудина

Евгения Рудина,
журналист

Фильм «Текст», который на данный момент идет в прокате во всех кинотеатрах страны, не обсуждает только ленивый. Закрученный сюжет, пикантные сцены с Кристиной Асмус, противостояние Ивана Янковского и Александра Петрова... В данной картине есть все. Режиссер Клим Шипенко снял кино по роману известного писателя Дмитрия Глуховского. В интервью SUNMAG Дмитрий поделился своим мнением по поводу скандала, связанного с травлей Асмус и Харламова, пояснил, что означает слово «куколд», а также рассказал, насколько сам зависим от гаджетов.

Дмитрий, мнения зрителей относительно картины «Текст» разделились: кто-то считает, что книжка интереснее, чем кино... А вам самому понравилось то, что получилось?

Фильм – это всего два часа экранного времени против трехсот страниц текста. Какие-то перипетии и моменты, конечно, приходится оставлять за бортом. Но мне кажется, что суть истории в картине передана. Атмосфера и настроение есть. Лента производит на людей такой же эффект, как и книга. Если кто-то что-то недопонял, то всегда вперед – читайте книгу. Как правило, рукописные работы всегда лучше и глубже, чем экранизации. Но в данном случае, на мой взгляд, режиссер Клим Шипенко сделал максимум.

Как вам подбор актеров? Консультировали их на площадке?

Я был там несколько раз. Ни в коем случае не вмешивался в процесс. До начала съемок разговаривал с Иваном Янковским. Он задал уточняющие вопросы по поводу своего героя, на которые я постарался ответить. Однако моя позиция как автора заключается в том, чтобы дать возможность интерпретировать мою историю. Это единственный способ для фильма стать независимым произведением. Режиссер должен его переосмыслить и привнести что-то от себя, артисты – примерить роли и понять, не жмут ли они или, наоборот, слишком свободно сидят. То есть полностью влезть в эту шкуру и зажить в ней. Считаю, что у Петрова хорошо получилось. Да, я, конечно, думал, что роль Петрова исполнит Янковский… Но получился выбор как будто немного вопреки. С другой стороны, то, как Саша переосмыслил персонажа со своим немного таким заМКАДным пацанством, наверно, получилось ближе к правде. Трудно предположить, что в Подмосковье у матери-одиночки растет мальчик-одуванчик – студент, который описан в романе. После тюрьмы он, конечно, закаляется.

Как вы отнеслись к травле Гарика Харламова и его супруги Кристины Асмус, которая снялась в откровенной сцене?

Честно, не понимаю этого ханжества. Хочется отметить, что слово «куколд», которым задразнили Харламова, пришло не из русского языка, а из сленга американских порносайтов. Оно переводится как «рогоносец». Можно предположить, что люди, которые травят сейчас Харламова, обзывая его экзотическим словом, знакомы с терминологией близко, а значит, сами являются отчаянными дрочерами. А Кристина прекрасно исполнила свою роль. И если некоторые считают, что там действительно что-то было, то это говорит лишь о том, что актриса, отбросив стеснение и пытаясь превозмочь естественные человеческие комплексы, сыграла очень хорошо. Разумеется, все было не по-настоящему и в окружении съемочной группы. Для любой девушки решиться на такое – это шаг и поступок. Понятно, что все сидят на эротических сайтах и смотрят ролики. Но когда что-то очень откровенное выходит на широкий экран, то, конечно, задроты не теряют возможности вылезти и заговорить языком буквально министра культуры о безнравственности и так далее.

В социальных сетях обсуждали, что данная сцена была добавлена, чтобы создать скандал?

Это не так. На самом деле этот кусок нужен. Как устроен механизм мужской влюбленности? Как появляется одержимость девушкой и привязанность к ней? Разумеется, ты обращаешь внимание на внешность. В тебе появляется желание обладания человеком, в тебе разжигается огонь. А потом ты уже любишь объект желания как личность. Это не какое-то порочное нововведение, все давно у классиков описано. Ровно так же работало в фильме. Сначала герой заинтересовывается девушкой, потом видит хоум порн. Постоянно думает о ней, интересуется ее состоянием. Возникает ситуация с абортом, которую она должна пережить и пройти. После всего этого героиня Кристины Асмус становится для персонажа Александра Петрова не чужим человеком, и он готов делать какие-то шаги. Книга, по сути, и начинается с этой сцены, а в фильме она появляется ближе к концу.

Как долго работали над романом?

Идея вызревала и формировалась в течение семи лет. Сама книга была написана за полгода, а опубликована два с половиной года назад.

Правда, что изначально заказали сценарий?

Мне ничего не заказывали. Просто предложили подумать над идеей, что один человек нашел телефон другого. Буквально за два-три дня в голове сложилась история про студента, подброшенные наркотики, мобильный… Но тогда мне сказали, что это слишком жестко, такого в кино выйти не может. В результате решил написать книгу.

Насколько вы сами зависимы от гаджетов? У вас айфон?

Да. Вот сейчас пришла информация, сколько времени проводил с гаджетом в течение последней недели. В среднем шесть часов каждый день. Немало. Но мне необходимо постоянно быть на связи из-за работы плюс поддерживать присутствие в социальных сетях. Все как у любого современного человека! В мобильном содержится множество полезных функций. Тут тебе и банк, и заказ билетов на самолет, почта… Кроме того, есть возможность постоянно общаться с друзьями. Фактически мы перешли из состояния изолированных умов и душ в состояние нейросети. В разных чатах приятели, родители, подруги, коллеги... Сейчас разговоры даже со слова «привет» не начинают, пишут по факту. Вы же все время онлайн. Если раньше твои беседы и страсти быстро пропадали, то в настоящее время нужно все стирать. В противном случае «откровения» зависнут где-нибудь на американских серверах.

Ваше любимое приложение?

«Инстаграм».

Как часто отвечаете подписчикам? Можете заблокировать за что-то?

Отправляю в бан за хамство. А вот если кто-то со мной не согласен идеологически, то готов все это терпеть. Если человек хамит мне и другим, то могу заблокировать. Но таких случаев немного. В принципе у меня довольно воспитанная и приятная аудитория. Конечно, когда читаю комментарии у Харламова, или Кристины, или у Петрова, например, то понимаю, что у миллионной популярности есть своя цена. На тебя подписаны грубые люди, скажем так, невысокого образовательного уровня. И они делают это не потому, что так уж хотят следить за творчеством. По сути, они вымещают собственные комплексы и оттаптываются на тебе. Ведь у них появилась возможность безбарьерной коммуникации с успешными людьми. Говорю не про себя, а прежде всего про актеров. С одной стороны, артисты должны демонстрировать доступность, а с другой – все время всех любить и слушать неконструктивную критику или откровенный хейт, конечно, изматывающе. Не знаю, как люди держатся с таким объемом интенсивного эмоционального воздействия. Наверно, ты либо обрастаешь коростой и перестаешь воспринимать негатив, или впадаешь в депрессию. У меня, слава богу, ситуация другая. Да и подписчиков не так много. Но все они люди очень приличные. Как минимум, умеют читать и строить сложноподчиненные предложения. Да и книжки у меня не совсем одноклеточные. В общем, своих подписчиков очень люблю. Не всегда, правда, вступаю с ними в коммуникацию. Хотя вот красивым девушкам отвечаю всегда.

Как сами относитесь к трудностям? Вы больше оптимист или реалист?

Сугубо реалист. Я не из тех авторов, которые предписывают реальности, какой она должна быть. Я фиксирую и наблюдаю за тем, что происходит вокруг. При этом никого не осуждаю. Просто пытаюсь разобраться в устройстве власти, мира. Что касается проблем, то все они нуждаются в решении. Иногда ты его откладываешь до последнего. В этом плане я обычный человек.

Как проводите свободное время? Есть ли увлечения?

Мне не нужно хобби. Занимаюсь делом, которым горю и благодаря которому много путешествую. Книги выходят в разных странах. «Текст» переведен уже на 20 языков. Только что начал продаваться в Китае, скоро появится во Вьетнаме. А так по всей Европе… На разные фестивали приглашают. Презентую книги, общаюсь с журналистами. Так получается, что почти все время нахожусь в пути. И сил не остается ни на какие увлечения. Считаю, что хобби – это утешение для несчастных людей, которые занимаются нелюбимым делом. Они насилуют себя на работе. Нужна какая-то декомпрессия, потому они собирают марки или ловят рыбу. Дружеское общение и работа. Больше мне ничего не нужно.

Есть любимая страна?

Я космополит. Кроме России, жил еще в четырех других странах. Учился в Израиле, потом работал во Франции, также обитал в Германии и Испании. Еще бы хотел пожить в Калифорнии на океане и в Токио. Думаю, что все бы сложилось интересно.

Ваше сердце сейчас свободно?

Я, как Владимир Владимирович Путин, совершенно бесплотен. Вся информация о личной жизни находится вне общественного доступа. Считаю, что люди, которые ведут корпоративы, вынуждены делиться какими-то личными подробностями, чтобы вызывать интерес у публики. Ведь сами они не генерируют никакого контента. Потому приходится запускать папарацци к себе под одеяло или, как в случае с Лерой Кудрявцевой и Сергеем Лазаревым, придумывать пиар-романы. Меня от всего этого немножко подташнивает. С другой стороны, понимаю причины, по которым это делается. А как еще заставить о себе говорить?

Мне, по счастью, по роду деятельности не нужно откровенничать на тему того, с кем сплю. Надо, чтобы обсуждали мою работу, результат труда. Сам занимаю максимально неханжескую позицию: про себя не рассказываю и сам никуда не лезу. Люди имеют право заниматься всем, чем хотят, и в любых конфигурациях – «мальчики – девочки» или «мальчики – мальчики». Вдвоем, втроем – какая разница! Ведь это почти единственная возможность немного выдохнуть и расслабиться, прежде чем обратно возвращаться в мир законов и запретов.

Откуда черпаете вдохновение?

Считаю, что его как такового нет. Есть идеи, которые, как устроено и мышление человека, приходят ассоциативно. Происходит ситуация или какой-то разговор, который вдруг цепляет. И ты, не взламывая данный сюжет, что-то придумываешь. Процесс написания книги – это работа. Тем более в романной форме много архитектурного. Ты должен предусмотреть всю конструкцию произведения, через которую проведешь читателей от начала до конца. При этом она будет претерпевать различные метаморфозы. По сути, ты не только архитектор и инженер, но также имеешь дело с подсознанием. Когда некоторые авторы говорят о появлении какого-то неожиданного сюжета или черты характера героя, то имеют в виду не вдохновение. Они просто немного приоткрывают крышку люка, который ведет в подвал подсознания.

У вас есть девиз?

Да, конечно. Звучит так: чтобы что-то сделать, надо это делать.