Алена Котович

Алена Котович,
колумнист,
блогер

«У вас никогда не будет детей...» Или: «У вас никогда больше не будет детей…»

Да? Ну, ок… Честно, девочки, что вы испытаете, если вам вдруг вынесут подобный приговор? Горе? Жизнь кончена? Или облегчение и радость? Побежите сводить счеты с жизнью или подтвердите бронь столика в ресторане на вечер, ведь так давно не встречались с друзьями? Как это сообщение изменит вашу жизнь?

Давайте зайдем с другого ракурса. Врач с трагической миной на лице сообщает, что вы никогда не станете альпинистом и вы никогда не покорите Эверест. Хорошо, отвечаете вы, я, в общем-то, на Эверест и не стремилась и вообще любые возвышенности не люблю.

Или другая ситуация. Не менее драматично врач сообщает, что вам ни за что нельзя летать самолетом. Что вы ответите врачу? Логично, ответите, что существует много разных способов добраться до нужной точки на глобусе.

Ровно так же, как вы вроде и не собирались на Эверест и завтра с утра выходить на работу летчиком-испытателем новых сверхзвуковых самолетов, вы и детьми вроде не планировали обзаводиться в ближайшем будущем. Только вот если к лишению возможности лазить по камням и летать на самолетах вы отнесетесь с изрядной долей сарказма, то отсутствие возможности иметь детей превратится для вас в трагедию с большой буквы «Т». Потому что вы почувствуете себя неполноценной.

Поздравляю, нам все лгут. Самая большая ложь в том, что если ты женщина, то автоматически мать, и если не мать, то и не женщина вовсе. И именно поэтому отсутствие детородной функции и превращается в трагедию и может сломать всю жизнь любой из нас.

Мне кажется, что материнство – это прежде всего не счастье, не цель жизни, а простая функция. Это постоянная работа в режиме 24 часа в сутки, семь дней в неделю и на ВСЮ жизнь. Будет ли вашему дитяте год или 50 лет, от этого вы не перестанете быть матерью.

А еще материнство – это больно. Больно быть беременной, больно обниматься с унитазом по утрам, больно терпеть межреберную невралгию, больно сидеть и ходить на последних сроках беременности. Больно рожать, больно рваться в родах и больно учиться ходить заново. Больно кормить грудью, больно закрывать глаза после хронического недосыпа.

А еще больно не заниматься сексом и смотреть на себя в зеркало с вопросом: во что же ты превратилась? Больно смотреть на только что захлопнувшуюся дверь, за которой слышны шаги любимого мужчины, которого еще минуту назад считала своим мужем. И еще больно постоянно считать себя виноватой в том, что не успела, не досмотрела, не смогла. Больно работать на нескольких работах, пытаясь обеспечить своих детей всем необходимым и самым лучшим. Больно унижаться перед судьями и приставами, выбивая задолженность по алиментам и отсуживая свою половину имущества. Все больно.

А еще невероятно больно отпускать от себя подросшее дитя в самостоятельную и такую опасную жизнь. И замечать первые морщинки и седые волосы у своего ребенка очень больно.

И только пройдя этот путь, усмирив свои гормоны и инстинкты, вы сможете задать себе вопрос: а зачем это все мне было так нужно? Ребенок вырос, у него своя жизнь, своя любовь и дела. Это нормально, такова жизнь, и не стоит упрекать детей в жестокосердии и своем одиночестве, если единственное, что вы получили на закате своей жизни, – это телефонный звонок дай боже раз в неделю. Стоит ли этот звонок всего того, что вам придется пройти? Я еще иду этим путем, и иногда бывает очень и очень сложно. Если бы я знала заранее, чем грозит счастливое материнство, я бы сто раз подумала, делать этот шаг или нет, и главное – выбрала бы правильного мужчину.

Поэтому, если перед вами закрылась эта дверь, может быть, стоит посмотреть, не открылась ли другая. Может быть, это просто не ваш путь? Ведь путешествующие по суше и по морю увидят гораздо больше прекрасного, чем запертые в закрытом пространстве самолета.