Полина Щеглова

Полина Щеглова,
колумнист

Во времена социальных сетей ни одна полемика с участием известных персонажей не проходит бесследно. Так, горячей темой прошлой недели стал новый выпуск передачи «Осторожно, Собчак», в котором под надзором знатной любительницы полемики Ксении Собчак должны были сразиться дамы из светского общества и популярные инстаграмщицы. Разговор, конечно, для тех, кто предпочитает интеллектуальное материальному, вышел ни о чем, и через пару-тройку дней о дискуссии все и позабыли бы, если бы Ксения не поделилась одной инсайдерской весточкой: мол, вот один дружественный дизайнер каждый раз бьется в истерике, как видит свои вещи на Ольге Бузовой, и был бы рад передать через Ксению, чтобы Ольга их больше не носила. Вроде бы ерунда, да и Бузова не первая, кто попадает под высокомерные и ничего общего не имеющие с реальностью дизайнерские претензии (не хотите, чтобы вещи носили, – уберите их из магазинов!), но Ольга, как девушка простая и смелая, да еще и с поддержкой 15 миллионов подписчиков в Сети, ответила Ксении в своем стиле: да, купила все на свои кровные, носит когда хочет демократичные марки и дорогие бренды, и вообще, она «девочка из народа» и в свои времена мыла полы перед занятиями в университете, хоть сегодня и может позволить себе очень многое.

На защиту Ольги встала не только недюжинная армия фанатов, но и множество просто здравомыслящих людей: с какой стати в XXI веке мы все еще меряемся статусами, как в крепостные времена, кто достаточно «породист» для кожаной куртки с лейблом, а кто нет? И ладно, если бы речь шла о придворном дизайнере королевской семьи Монако, который упал в обморок, когда увидел свои расписные шелка в клипе Бузовой, – нет, на кону догадок творчество Демны Гвасалии для Balenciaga, а именно черные пуховики, расписанные граффити сумки и куртки-ватники в советскую клетку, к которым в уме здравого человека этикетка «элитные» не приклеится, даже если все работники всех журналов Vogue выйдут в них на улицу разом. Люкс такой люкс, что вместо того, чтобы совершать «революцию в мире моды» (это Ксения говорит, предположительно, про Демну и его гоп-стоп-кутюр), он только отражает жадность современного капитализма: не важно, что ты не придумал ничего нового, важно задрать цену, выдумать историю и убедить всех в собственной исключительности.

Ксения Собчак своим неловким пассажем хотела вроде как отразить реальность как журналист, продемонстрировать тенденцию во взаимодействии люкса и блогеров-миллионников, а в итоге подставила, по слухам, и так находящуюся в экономическом кризисе марку Balenciaga. Как?
Только вдумайтесь: дизайнер этого модного дома Демна Гвасалия шьет одежду с ценником от 500 до 6 000 евро по мотивам расслабленного стиля жителей городских окраин образца конца 90-х годов и весь такой «меняет моду», делая грозный элитный фэшн ближе к народу, а при этом певица вот прям «от народа» Ольга Бузова в его творчестве светиться не имеет права. Где логика и что за мыльные пузыри с шестизначным ценником в рублях для «своих» и «негодных»?

Может, особо высокомерным дизайнерам сделать на своем сайте функцию фейсконтроля покупателей на территории стран СНГ: сначала вышли фотографию, а мы решим, достойна ты или нет, и одобрим покупку?

Очень важно отметить, как четко демонстрирует себя в этом скандале фактор класса. Если ты не с нами, а точнее не принадлежишь к условно «давно богатым» (и речь, как вы понимаете, идет не об аристократах в нескольких поколениях, их в нашей стране, увы и ах, днем с огнем), то ты против нас, и неважно, можешь ты себе позволить куртку за 300 000 рублей или нет. На ходу раскрывается вся суть, а вернее сметается вся «пыль», которую нагнетают luxury-бренды всех мастей: они намереваются не просто одеть вас, а еще и якобы превознести над теми, кто одной с вами ступени недостоин. Отсюда и лимитированные коллекции, и буквы-инициалы на сумках, и полусекретные ателье – чтобы разграничить шмотки для избранных и для обычных людей, а потом еще и в первой категории провести деление на прирожденную аристократию и нуворишей, которые отчаянно пытаются сойти за «голубую кровь» и, черт побери, ходят с высокородными особами еще и в одни рестораны.

Ничему не учится эта наша «элита» и не делает работу над ошибками. Как в 2009 году Светлана Бондарчук на посиделках с Ольгой Слуцкер и Аленой Долецкой ратовала за квоты на сумочки Hermes Birkin, так и сейчас жены дельцов новой России решают, кому можно в Chanel и в Fendi, а кому нет.

В формате воскресных посиделок подружек с ПМС это получилось бы прикольно, а на многомиллионную аудиторию вышло стыдно и некрасиво. Потому что когда такие личности рассуждают о моде, то и выясняется, что за этой самой модой – голый, невоспитанный снобизм под уродливой толстовкой за 1 000 евро